Безлесные растительные сообщества побережья Восточного Мурмана (Кольский полуостров, Россия)

Number, Volume, etc.: 
№ 9.
Year: 
2006
Pages: 
С. 20–42

Н. Е. Королева

N. E. Koroleva

 

Полярно-альпийский ботанический сад-институт КНЦ РАН.

184236, Кировск‑6, Мурманская обл., Россия. E-mail flora01@rambler.ru

Приводится обзор растительных сообществ северо-восточного баренцевоморского побережья Кольского полуострова. Рассматриваются приморские сообщества, приморские и приручьевые луга, болота и тундры. Дана характеристика 11 ассоциаций и 2 типов сообществ, принадлежащих к 9 союзам.

Ключевые слова: южные тундры, приморские сообщества, классификация по Браун-Бланке, побережье Баренцева моря, Кольский полуостров.

Key words: low arctic tundra, sea shore plant communities, Braun-Blanquet approach, Barents Sea shore, Kola peninsula.

Номенклатура: Игнатов, Афонина,  1992; Константинова и др., 1992; Черепанов, 1995; Santesson, 1993.

Резюме

В статье приводится обзор растительных сообществ побережья Баренцева моря в районе п. Териберка, Дальние Зеленцы, Островной.

На песчаных пляжах и участках каменистого побережья встречаются сообщества асс. Honckenyo diffusae–Elymetum arenarii (Regel 1928) R. Tx. 1966.

Фрагменты галофильной растительности принадлежат к типу сообществ Stellaria humifusa–Triglochin palustre. Приморские луга описаны в асс. Tripleurospermo–Festucetum arenariae ass. nov.

Фрагменты низкотравных влажных луговин на склонах коренных обнажений, обращенных к морю, относятся к асс. Polygono vivipari–Thalictretum alpini (Kalliola 1939) stat. nov. Асс. Geranietum sylvatici Nordh.1943 включает приручьевые сообщества из мезофильного разнотравья, асс. Rumici–Salicetum lapponi Dahl 1957 – мезофильные луга с кустарниковым ярусом.

Кустарничковые сообщества на песчаных приморских террасах и на склонах невысоких приморских возвышенностей принадлежат к асс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi (Zinserling 1935) Koroleva 1994, сообщества на вершинах – к асс. Loiseleurio–Diapensietum (Fries 1913) Nordh. 1943 subass. typicum, полигональные тундры - к Loiseleurio–Diapensietum salicetosum nummulariae subass.nov. Сообщества Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli Nordh. (1928) 1943 обычны в защищенных снежным покровом местообитаниях. Субнивальные сообщества относятся к асс. Veratro lobeliani– Salicetum herbaceae ass.nov.

В межхолмовых понижениях на прибрежном холмистом плато располагаются небольшие мелкобугристые болота, отнесенные к асс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae (Regel 1923) stat. nov., субасс. сladonietosum (Regel 1923) stat. nov. На влажных склонах приморских террас и приморских возвышенностей выделена субассоциация Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati (Regel 1923) stat. nov. и асс. Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi Nordh. 1928.

Низкотравные луговины на приморской террасе в западной части района относятся к асс. Polygono vivipari–Thalictretum alpini (Kalliola 1939) stat. nov.

Набор синтаксонов в приморской полосе характерен для всей циркумполярной Субарктики. Преобладание сообществ тундровых синтаксонов в плакорных местообитаниях на приморских террасах и на холмистом плато, как и синтаксономический спектр растительности неплакорных местообитаний дает основания относить район Мурманского берега к тундровой зоне, подзоне южных тундр.

.

Summary

The author presents a phytosociological survey of the Barents Sea shore plant communities according to Braun-Blanquet approach. Ass. Honckenyo diffusae–Elymetum arenarii (Regel 1928) R. Tx. 1966. is described on the sand beach. Halophilous vegetation is fragmented and ascribed to the community type Stellaria humifusa–Triglochin palustre.

Tall meadows on the shore are described in ass. Tripleurospermo–Festucetum arenariae ass. nov.

Mesic and moist meadows on the sea-exposed slopes are described in ass. Polygono vivipari–Thalictretum alpini (Kalliola 1939) stat. nov. Ass. Geranietum sylvatici Nordh.1943 include meadows along springs and brooks, ass. Rumici–Salicetum lapponi Dahl 1957 – meadows with willow shrub layer.

Heath vegetation of the marine terrains and low hills is presented by ass. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi (Zinserling 1935) Koroleva 1994, heathlands on the hilltops belong to the Loiseleurio–Diapensietum (Fries 1913) Nordh. 1943 subass. typicum, polygon tundra – to Loiseleurio–Diapensietum salicetosum nummulariae subass.nov. Stands of ass. Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli Nordh. (1928) 1943 are common in the snow-protected habitats. Snow-bed communities are described as ass. Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae ass.nov.

Paludified heathlands are described as ass. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae (Regel 1923) stat. nov., sloping fens belong to Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi Nordh. 1928.

The syntaxa spectrum of the area investigated shows close affinities to the low arctic tundra zone as well as to the coastal vegetation of the subarctic region.

Введение

Побережье Баренцева моря от западной границы России до мыса Святой Нос носит название Мурманского берега. Часть этого берега к востоку от Кольского залива принято называть Восточный Мурман (Географический…, 1996). Это один из наименее изученных районов Мурманской обл. Первые гербарные сборы и описания растительности были сделаны здесь А. Чильманом (Kihlman, 1890) и В. Бротерусом (Brotherus, Saelan, 1890). В 20-е годы прошедшего столетия К. Регель посетил некоторые из участков побережья Баренцева моря от устья р. Поной до мыса Святой Нос и выполнил геоботанические описания растительных сообществ (Regel, 1923). Ю. Д. Цинзерлинг в 1935 г. провел геоботаническое обследование северо-востока Кольского полуострова опубликовал сведения о растительности прибрежного района от д. Иоканга до Лумбовского залива, причем впоследствии относил некоторые изученные сообщества к арктическим тундрам. Такой же точки зрения придерживался Е. Г.Чернов (1953), когда при создании карты растительности Мурманской области выделял узкую полосу типичной (арктической) (терминология автора) тундры на побережье Баренцева моря от Семи Островов на западе до устья р. Поной на востоке, включая сюда и прибрежные острова. Однако он не приводил геоботанические описания растительных сообществ в доказательство такого выделения.

При районировании растительности Арктики В. Д. Александрова (1977) включила все северное побережье Мурманской обл. в южную полосу зоны субарктических тундр, выделив здесь Кольскую подпровинцию субарктических тундр. Особенностью подпровинции, по ее мнению, является преобладание в растительных сообществах гипоарктических видов, особенно, вороники (Empetrum hermaphroditum) и встречаемость фрагментов березовых криволесий вплоть до морского побережья.

На карте растительности Севера Европейской части СССР (1975) северная прибрежная полоса Мурманской обл. также отнесена к южным тундрам, причем на Мурманском берегу выделены как кустарничковые тундры с господством гипоарктических и арктоальпийских видов, так и мелкоерниковые лишайниковые с участием кустарничков.

Стоит упомянуть, что субарктические тундры обычно в зарубежной литературе соответствуют «низкой» Арктике, low Arctic (Polunin, 1951, Bliss, 1997) либо «южной» Арктике, southern Arctic (Tuhkanen, 1986), либо гемиарктической зоне (hemiarctic zone, Ahti с соавт., 1968, Elvebakk, 1985, Haapasaari, 1988).

В обзоре растительных зон Европы T.Ahti (T.Ahti с соавт., 1968) писал о существовании на севере Кольского полуострова только горного гемиарктического пояса (orohemiarctic), поддерживая и разделяя утверждение Nordhagen (1966), что переходная от северной бореальной к арктической, гемиарктическая (hemiarctic) зона и, тем более, арктическая зона на севере Скандинавии отсутствуют. Прибрежные районы Баренцева моря принадлежат, следуя этим авторам, к северным бореальным приморским пустошам (northern boreal maritime Empetrum heath). Все же авторы допускали, что такая точка зрения может быть пересмотрена, если будут получены более полные данные о растительности этого района.

Elvebakk (1985), рассматривая спектр преобладающих типов растительных сообществ, тем не менее, выделяет на севере Скандинавии переходную к арктической (hemiarctic) зону и включает в нее север полуостровов Варангер и Рыбачьего, а также всю полосу побережья Баренцева моря.

На недавно изданной карте растительности циркумполярной Арктики (Circumpolar Arctic Vegetation Map, CAVM Team, 2003) вообще отсутствуют какие-либо сведения о тундровой растительности Кольского полуострова. Очевидно, что такая двойственность и неопределенность в положении растительности этого района происходит, в большой степени, от ее недостаточной изученности. Цель этой статьи – представить обзор растительных сообществ восточной части Мурманского берега и результаты их классификации.

Характеристика района исследований

Рельеф и геологическое строение. Все побережье Баренцева моря составлено структурно-денудационными слабонаклонными ступенчатыми морфоструктурами. Для восточной его части (к востоку от р. Териберки до мыса Святой Нос) характерны скалистые и обрывистые берега с уменьшающимися по направлению к востоку высотами (так, в районе Териберской губы высота береговых скал 25–30 м, а в районе Иокангского залива – всего 3–10 м). Береговые скалы представляют собой край прибрежного холмистого плато, которое понижается к востоку и становится все менее и менее расчлененным; также к востоку уменьшается и изрезанность береговой линии. (Геология …, 1958). От берега плато быстро повышается до 200–250 м, в области водоразделов – до 300–350 м. Холмистый рельеф по мере удаления от берега сменяется полого-холмистым, а на востоке – сильно заболоченной равниной. Понижения между холмами плато заняты многочисленными озерками.

Наиболее крупные реки, протекающие по плато (Териберка, Воронья, Харловка, Восточная Лица, Иоканга, Лумбовка) имеют слабо врезанные долины, неширокую пойму, спокойное течение. У края плато они глубоко врезаны, имеют здесь стремительное течение, многочисленные водопады и пороги. Устьевые части рек во время приливов заполняются морской водой.

Значительная часть Мурманского берега сложена гранитоидами архейского возраста. Четвертичные отложения практически отсутствуют на побережье Баренцева моря, где преобладают скалистые выходы коренных пород. Мощность четвертичных отложений увеличивается по мере удаления от побережья. Широко распространены моренные образования на приморских равнинах – гравийно-песчаные конечные морены, друмлины, флювиогляциальные дельты, к востоку района возрастает количество торфяников (Пожиленко и др., 2002).

Особенностью почв всей Северной Фенноскандии – бедность тонкодисперсным материалом, особенно, илистыми частицами и преобладание (до 95%) песчаной фракции (Переверзев, 2001). Повсеместно здесь в автоморфных условиях на морских, моренных и элюво-делювиальных почвообразующих породах сформировались песчаные и супесчаные почвы (альфегумусовые подбуры и подзолы) с выраженными органогенными и укороченными оподзоленными горизонтами, которые густо пронизаны корнями растений. В исследованном районе местами встречаются тиксотропные проявления и образование гомогенных почв пятен, лишенных органогенного горизонта, в виде отдельных «медальонов» среди зональных почв.

Климат.Климат всего Мурманского берега формируется под влиянием Баренцева моря и имеет отчетливый муссонный характер: зимой атмосферное давление достигает (на п-ове Рыбачий) минимума, чем вызвано преобладание южных и юго-западных ветров, а летом оно максимальное, что ведет к преобладанию северных и северо-западных ветров (Яковлев, 1961).

Средняя температура воздуха на баренцевоморском побережье выше, чем в центральных районах Кольского полуострова. Лето здесь прохладное, средняя температура воздуха не выше 8–9оС. При устойчивых ветрах с моря температура июня на побережье не превышает 5оС, в июле и августе колеблется от 4 до 10оС, а при вторжении арктического воздуха может достигать 2–3оС ниже нуля даже в июне. Зимой, благодаря притоку тепла с моря, средняя температура на побережье выше, чем в центральных районах и не опускается ниже –10оС даже в самый холодный (февраль) месяц. В любом из зимних месяцев возможны оттепели.

Близость холодного моря обуславливает и высокую относительную влажность воздуха, средняя ее величина летом около 80%. Типичны летние туманы, приносимые с акватории Баренцева моря. Значительные осадки на побережье связаны с прохождением циклонов, летом выпадают моросящие дожди, зимние осадки имеют характер «зарядов», сочетаясь со шквалистым ветром. Среднее сезонное количество осадков на Мурманском побережье больше, чем в других районах области. Суровость климата увеличивается с запада на восток: понижаются среднегодовые температуры, повышается относительная влажность воздуха, увеличивается количество дней с туманами.

Материалы и методы

Материалом для статьи послужили 75 геоботанических описаний, выполненных в период 2003 – 2004 гг. в окрестностях поселков Териберка, Дальние Зеленцы и Островной в полосе шириной 5 –15 км от береговой линии. Пробные площадки выбирали субъективно с целью отразить все разнообразие растительного покрова территории. Размер пробных площадок в тундрах и на лугах составлял 2х2 м. В приручьевых ивняках ширина площадки определялась границами сообщества, длина составляла 10 м. В субнивальных сообществах описание делали в естественных границах сообщества. В полигональных тундрах и на мелкобугристых болотах отдельно выполняли описания полигонов, бугров и ложбин, впоследствии рассматривали возможность их объединения на основании флористического сходства. Размер пробной площадки для сообществ бугров, пятен, полигонов и межполигональных ложбин обычно совпадал с размером сообщества. Участие видов оценивали по 7-балльной шкале оценки покрытия-обилия Браун-Бланке, где «r» – редко; + – покрытие менее 1%, 1 – покрытие менее 5%, 2 – покрытие 5– 25%, 3 – покрытие 25– 50%, 4 – 50– 75%, 5 – 75– 100%. Покрытие всех криптогамных видов оценивали в поле. При затруднении с идентификацией в поле образцы мхов и лишайников определяли в лаборатории. Гербарные материалы и описания хранятся у автора статьи и в гербарии Полярно-альпийского ботанического сада-института (KPABG).

Классификацию растительности выполняли по методу Браун-Бланке (Westhoff, Maarel, 1973) с некоторыми модификациями (Daniёls, 1982; Dahl, 1987). Названия новых синтаксонов даны в соответствии с Кодексом геоботанической номенклатуры (Barkman et al., 1986). На каждый синтаксон приводится от 4 до 8 описаний.

Результаты и обсуждение

Характеристика синтаксонов

Асс. Honckenyo diffusae–Elymetum arenarii (Regel 1928) Tx .1966 (табл. 1).

Состав и распространение. Диагностические виды – Honckenya oblongifolia, Mertensia maritima, Leymus arenarius. Из-за особенностей геоморфологического строения побережья Баренцева моря (скалистые берега и отсутствие абразионной морской деятельности, малая аккумуляция аллювия в устьевых частях рек, узкая приливно-отливная зона) растительные сообщества приморского берегового вала представлены здесь в виде узкой прерывистой полосы, преимущественно в устьях рек и на побережьях заливов-губ. Сообщества ассоциации встречаются на песчаных и галечниковых пляжах геолиторали, а также на аллювиальных наносах по всему Мурманскому берегу, занимая наибольшие площади на беломорском побережье Кольского полуострова (Королева, 1999). Ассоциация типична для всей приморской Субарктики (Thannheiser, 1991).

Асс. Tripleurospermo–Festucetum arenariae ass. nov. hoc loco (табл. 2, номенклатурный тип оп. 80/03).

Состав и структура. Диагностические виды – Ligusticum scoticum, Tripleurospermum hookeri, Cochlearia groenlandica, Rhodiola rosea. Полидоминантные приморские луга с сомкнутым гомогенным растительным покровом, с очень специфичным и красочным обликом из-за обилия цветущих видов разнотравья.

В отличие от варианта асс. Festucetum arenariae subarcticum, Solidago virgaurea – var., описанного на п-ове Варангер (Thannheiser, 1974), Leymus arenarius не является доминантом сообществ Мурманского берега, зато в них постоянно встречаются и создают аспект виды из диагностической группы союза и ассоциации (Tripleurospermum hookeri, Ligusticum scoticum, Tephroseris integrifolius). В сообществах встречаются галофиты (Carex glareosa), виды скальных местообитаний (Rhodiola rosea), и виды приручьевых лугов (Polygonum viviparum, Geranium sylvaticum).

Экология и распространение. Луга занимают верхнюю часть геолиторали и испытывают воздействие соленой воды только во время штормов, но хорошо обеспечены органикой (водоросли, скелеты морских ежей, крабов) за счет тех же штормовых выбросов.

Синтаксономия. Выделены две субассоциации.

Субасс. Tripleurospermo–Festucetum arenariae typicum subass. nov. (табл. 2, оп. 1–5, номенклатурный тип – оп. 80/03). Диагностические виды – Dianthus superbus, Solidago lapponica, Antennaria dioica. Постоянно присутствуют диагностические виды союза и ассоциации, а также виды мезофильного разнотравья. Моховой ярус обычно не развит, но иногда встречается Sanionia uncinata. Сообщества в виде узких прерывистых полос на галечниковых пляжах более распространены на западе изученного района. ­­

Субасс. Tripleurospermo–Festucetum arenariae caricetosum glareosae subass.nov. (табл. 2, оп. 6 – 9, номенклатурный тип – оп. 135/04).

Состав и структура. Диагностические виды – Carex glareosa, Arctanthemum hultenii, Primula finmarchica. В сообществах, помимо галофитных видов Carex glareosa, Arctanthemum hultenii (оба арктические виды, хотя первый заходит по морским побережья на юг дальше тундровой зоны), встречается Potentilla anserinа. Постоянно участие диагностических видов союза и ассоциации. В моховом покрове преобладают Sanionia uncinata, Campylium stellatum, виды р. Bryum и Hypnum. Сообщества были описаны на каменистых коренных обнажениях в восточной части исследованного района.

Синтаксономия и распространение. Отнесение этой субассоциации к союзу Honckenyo–Elymion arenarii может вызвать вопросы, поскольку в сообществах с высоким обилием постоянно присутствует диагностический вид союза Caricion glareosae Nordhagen 1954 – Carex glareosa. По-видимому, небольшая ширина приморской полосы и суровость климатических условий приводит к формированию на Мурманском береге как бы «сжатых» по горизонтали сообществ, включающих диагностические виды нескольких союзов. Ю. Д. Цинзерлинг (1935) описал в Иокангской бухте небольшие маршевые лужки, которые, по-видимому, могут быть отнесены к союзу Caricion glareosae. На более южных побережьях Северной Европы сообщества маршевых лугов образуют хорошо выраженный комплекс сообществ нескольких ассоциаций (Thannheiser, 1991).

Тип сообществ Stellaria humifusa–Triglochin palustre.

Галофитная маршевая растительность нехарактерна для Мурманского берега и встречается изредка, в регулярно заливаемых, мелких и защищенных от абразионной деятельности волн участках заливов. Несомкнутая маловидовая растительная группировка была описана в устье р. Териберки, на слегка заиленном аллювии. Общее проективное покрытие 5%, представлены только цветковые – Stellaria humifusa (покрытие менее 1%, Triglochin palustrе (менее1%), Plantago schrenkii (менее 1%), преобладает обычная для песчаного побережья бухты Honckenya oblongifolia (покрытие 5%).

Очевидны связи этой растительности с ассоциациями союза Caricion glareosae, описанными на севере Скандинавии и на Шпицбергене (Sasse, 1988, Hadač, 1989, Möller, 2000), но незначительное количество материала с Мурманского берега не позволяют отнести описанную группировку к какой-либо из них.

Асс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi (Zinserling 1935) Koroleva 1994 (табл. 3).

Синонимика. Empetretum arctoutosum (Zinserling, 1935), Empetrum–Lichenes–Pleurozium type (Haapasaari, 1988)

Состав и структура. Диагностические виды – Ptilidium ciliare, Barbilophozia lycopodioides. Ассоциация описана впервые в Хибинских горах, где в диагностической группе есть еще Arctous alpina – вид, который на Мурманском берегу более обычен в сообществах союза Loiseleurio–Diapension, расположенных в более сухих и малоснежных зимой местообитаниях.

Сообщества с сомкнутым растительным покровом, мозаичной горизонтальной структурой. Высота растительного покрова определяется глубиной снега, поэтому встреченные в сообществах кустарники принимают простратную форму. Лишь в понижениях микрорельефа ерник и ивы имеют вид прямостоячих кустарников. В кустарничковом покрове преобладает вороника и голубика.

Гипоаркто-горный мезофит Ptilidium ciliare из диагностической комбинации – наиболее распространенный и обычный вид сообществ ассоциации, как в исследованном районе, так и в тундровом поясе гор Мурманской области.

Экология и распространение. Сообщества встречаются повсеместно на всем баренцевоморском побережье, занимая умеренно заснеженные зимой склоны и террасы прибрежного плато, а также приморские террасы. В горах Мурманской области ассоциация распространена также очень широко, занимая местообитания горного плакора (пологие склоны и невысокие платообразные вершины) в нижнем и среднем подпоясе горно-тундрового пояса.

Аналогичные сообщества были описаны на водоразделах в западной части Большеземельской тундры (Андреев, 1932), где были отнесены к асс. Empetrum nigrum –Polytrichum hyperboreum типа кустарничковых тундр. В восточной части Малоземельской тундры ассоциация была описана на первой приморской террасе (Кулюгина, 2004).

Синтаксономия. В районе исследований выделены 2 субассоциации.

Субасс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi subass. inops (табл. 3, оп. 8) была впервые описана на песчаных приморских террасах побережья и на островах Белого моря (Бреслина, 1987, Королева, 1999). В кустарничковом ярусе, высота которого не превышает нескольких см, абсолютно преобладает вороника. Мохово-лишайниковый ярус фрагментарный или не развит, но Ptilidium ciliare обычно присутствует.

Распространение сообществ на Мурманском берегу, очевидно, связано с положением вблизи моря и субстратом (приморская терраса, сложенная песчаным аллювием или коренные обнажения, перекрытые маломощными песчаными или щебнистыми моренными отложениями). В сообществах, как правило, тонкий слой подстилки – менее 1 см, а на песчаных и щебнистых приморских террасах встречаются пятна оголенного грунта диаметром 0.5 0.8 м.

Субасс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi subass. typicum (табл.3, оп. 1–7), также ранее была описана на беломорском побережье (Королева, 1999) и в Хибинских горах. Сообщества с более сложной мозаичной горизонтальной структурой преобладают на террасах и пологих склонах прибрежного плато. В густом кустарничковом ярусе (покрытие до 100%) преобладает вороника, мощный мохово-лишайниковый покров составлен мохообразными pода Dicranum, Pleurozium schreberi, Ptilidium ciliare и лишайниками рода Cladonia и Cetraria islandica. Мощность органогенного горизонта (подстилки) достигает 6 см и зависит от местообитания и структуры фитоценозов: наибольшая отмечена в сообществах с выраженным кустарничковым ярусом и густым моховым покровом. На пологих склонах, обращенных к морю, в сообществах встречаются пятна голого грунта диаметром не более 1 м (рис. 1).

Aсс. Phyllodocо–Vaccinietum myrtilli Nordh. 1943 (табл 4).

Состав и структура. Диагностические виды – Vaccinium myrtillus, Avenella flexuosa, Chamaepericlymenum suecicum. В сообществах часто есть ярус из карликовой березки, его высота определяется высотой зимнего снежного покрова. Травяно-кустарничковый ярус гомогенный, нередко в нем преобладают либо черника, либо дерен. Встречаются виды, обычные под пологом северо-таежных лесов – Pyrola minor, Linnaea borealis, Trientalis europaea. Мохово-лишайниковый ярус, иногда фрагментарный, образован зелеными мхами, в нем обычны листоватые лишайники рода Peltigera, Nephroma arcticum, а также кустистые лишайники рода Cladonia. В долинах крупных ручьев и в обширных ложбинах на приморских террасах в этих сообществах развит ярус из березы Черепанова, часто принимающей форму кустарника. Высота такого древесного яруса зависит от глубины ложбины, а состав напочвенного покрова сообществ с ярусом березы такой же, как и у вышеописанной ассоциации.

Экология и распространение. Cообщества ассоциации занимают большие площади на склонах и уступах прибрежного холмистого плато, на склонах ложбин и в межхолмовых понижениях, часто встречаясь в комплексе с приручьевыми лугами. Очень часто эти склоны – северной экспозиции, либо наветренные, где снег накапливается и не тает до середины июня. Там, где снежные забои особенно велики, сообщества этой ассоциации соседствуют с субнивальными.

Асс. Loiseleurio–Diapensietum (Fries 1913) Nord. 1943 (табл.5).

Состав и структура. Диагностические виды – Loiseleuria procumbens, Hierochloё alpina, Ochrolechia frigida, Sphaerophorus fragilis, Gymnomitrion corallioides. Сообщества представляют собой мозаику синузий лишайников, мхов и печеночников и немногочисленных кустарничков. Постоянно присутствуют карликовая березка, вороника и арктоус альпийский. В сообществах восточной части Мурманского берега есть Salix nummularia. Характерно присутствие синузии арктоальпийских лишайников Ochrolechia frigida – Sphaerophorus fragilis, очень часто с примесью печеночных мхов (Gymnomitrion corallioides). Часто доминируют кустистые хионофобные лишайники (Flavocetraria nivalis, Alectoria nigricans, A. ochroleuca ).

Экология и распространение. Сообщества ассоциации обычны на вершинах моренных холмов и коренных обнажений, на приморских террасах по всему Мурманскому берегу, а также в верхнем подпоясе тундрового пояса гор Фенноскандии (Fries, 1913, Haapasaari, 1988, Koroleva, 1994). В западной части исследованного района они встречаются спорадически, на малоснежных зимой и подверженных воздействию ветров участках террас и моренных холмов, а в восточной распространены горазда шире. В сообществах ассоциации на щебнистых субстратах встречаются пятна оголенного грунта диаметром не более 1 метра. Группировки пятен состоят большей частью из кустистых и накиных лишайников (Alectoria nigricans, A. ochroleuca, Bryocaulon divergens, Sphaerophorus fragilis, Stereocaulon rivulorum, Thamnolia vermicularis).

Синтаксономия Выделены 2 субассоциации.

Субасс. Loiseleurio–Diapensietum typicum (Табл. 5, оп. 1–6). Диагностические виды – как в ассоциации. Одноярусные, с мозаичной горизонтальной структурой петрофитные сообщества и группировки обычны по всему Мурманскому берегу на вершинах холмов прибрежного плато, на каменистых россыпях приморских террас. Создают аспект хионофобные кустистые лишайники (Flavocetraria nivalis, Alectoria ochroleuca), кустарнички (вороника, голубика и арктоус альпийский) имеют простратную форму. Иногда в сообществах субассоциации на приморских террасах встречается одиночные кустовидные экземпляры Betula czerepanovii (рис. 2).

Субасс. Loiseleurio–Diapensietum salicetosum nummulariae subass. nov. (Табл. 5, оп. 7–12, номенклатурный тип оп. 130/04). Диагностические виды – Salix nummularia, Cetraria ericetorum.

Структура сообществ – регулярно-циклического типа (Матвеева, 1998) с повторяющимися элементами: выпуклые полигоны диаметром до 1.5 м и ложбинки между ними шириной до 10 см. Центр полигонов приподнят по сравнению с поверхностью ложбинок на 15 – 20 см и покрыт сетью пересекающихся трещин. Полигоны и ложбинки различаются по гранулометрическому составу почв – на полигонах преобладает мелкий щебень, песок и тонкодисперсный материал, а в ложбинках – крупный щебень и камни. Сообщества на полигонах и в ложбинках незначительно различаются: в приподнятом центре полигона меньше общее проективное покрытие и преобладает синузия лишайников Ochrolechia frigida–Sphaerophorus fragilis в сочетании с мохообразными (Polytrichum piliferum, Gymnomitrion corallioides, Ptilidium ciliare), а на границе полигонов больше кустистых лишайников р. Flavocetraria и кустарничков. Они отнесены к одному и тому же синтаксону на основании общности флористического состава фрагментов фитоценозов. Salix nummularia обычна как на полигонах, так и в ложбинках и иногда доминирует. Реже в таких сообществах встречается Salix arctica (рис. 3).

В Большеземельской тундре аналогичные сообщества с участием Diapensia lapponica, Loiseleuria procumbens и доминированием синузии хионофобных кустистых лишайников из диагностической группы ассоциации были отнесены к асс. Empetrum nigrum – Sphaerophorus globosus типа лишайниково-кустарничковых тундр (Андреев, 1932). Отличие сообществ Большеземельской тундры – большая роль злаков (Festuca ovina, Calamagrostis neglecta) и мхов рода Polytrichum, что связано с воздействием выпаса оленей. Похожи на вышеописанные сообщества формации ивково-лишайниковых тундр с п-ова Ямал (Телятников, 2003), где из диагностических видов союза Loiseleurio–Diapension отмечены только лишайники – Flavocetraria nivalis, F. сucullata, Bryocaulon divergens, Thamnolia vermicularis, Sphaerophorus fragilis. Кроме того, в ивково-лишайниковых сообществах на Ямале постоянно присутствие арктических и арктоальпийских видов – Luzula confusa, Trisetum spicatum, Draba nivalis, Castilleja arctica, из которых в сообществах Мурманского берега встречаются только 2 первых вида.

На побережье юго-восточной Гренландии аналогичные по составу сообщества были описаны в асс. Sphaerophoro–Vaccinium microphylli Daniёls 1982. Там они также занимают наиболее холодные и бесснежные щебнистые местообитания. В диагностической комбинации – Racomitrium lanuginosum, Salix herbacea, Polygonum viviparum, что подчеркивает более мезофильный характер сообществ, по сравнению с описанными на баренцевоморском побережье. По-видимому, нашу субассоциацию можно рассматривать в качестве географического викарианта описанной в Гренландии ассоциации.

Асс. Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae ass.nov. hoc loco (табл. 6, номенклатурный тип оп. 140/04).

Состав и структура. Диагностические виды – Salix herbacea, Veratrum lobelianum, Phleum alpinum. В сообществах Мурманского берега отсутствует характерный вид Cassiopo–Salicion herbaceaeHarrimanella hypnoides, но есть виды разнотравья – Veratrum lobelianum, Solidago lapponica, а также характерные виды союза Saxifrago stellaris–Oxyrion digynae (Gjaerevoll 1956) Dahl 1987 Oxyria digyna, Saxifraga stellaris. Моховой покров в сообществах многовидовой и включает как арктические и арктоальпийские виды, характерные для субнивальных местообитаний (Pleurocladula albescens, Kiaeria starkei, K. glacialis), так и мезо-, гигрофильные виды (Sanionia uncinata, Diplophyllum taxifolium). Сообщества обычно двухъярусные, на моховом покрове расположены простратные кустарнички и невысокие травянистые многолетники.

Экология и распространение. Эти сообщества занимают на Мурманском берегу незначительную площадь, они встречаются на обращенных к морю участках склонов, на скальных «полках» северной экспозиции, в местах «снежных забоев» и часто соседствуют с разнотравными луговинами. Фрагменты ассоциации также были описаны на нестабильном субстрате нарушенных местообитаний – на откосе заброшенной дороги, на тропах, солифлюкционных оползнях на склоне ложбины.

Более обычны такие сообщества в верхнем подпоясе гор Кольского полуострова (Koroleva, 1999). Здесь сообщества двух упомянутых союзов (Cassiopo–Salicion herbaceae и Saxifrago stellaris–Oxyrion digynae) обычно отчетливо различаются как по занимаемым местообитаниям, так и по видовому составу, и их видовое разнообразие выше, чем на баренцевоморском побережье.

Асс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae (Regel 1923) stat. nov. (табл.7, номенклатурный тип оп. 96/04).

Состав и структура. Диагностические виды – Rubus chamaemorus, Andromeda polifolia, Carex rariflora.

Многовидовые сообщества с выраженной вертикальной структурой. Есть ярус из ерника и ив, который лучше выражен в понижениях микрорельефа. В травяно-кустарничковом ярусе преобладают вороника, подбел, морошка, осоки – Carex rariflora, C. rotundata, C.bigelowii. Моховой ярус густой, полидоминантный и состоит из мозаики синузий сфагновых (наиболее часто встречается Sphagnum russowii) и зеленых мхов (Dicranum spadiceum, D. elongatum, Pleurozium schreberi). Кроме того, в понижениях встречаются амблистегиевые мхи, а на кочках и буграх – лишайники.

Экология и распространение. Сообщества расположены в обширных плоских ложбинах и на пологих склонах береговых террас и водораздельного плато, в условиях слабопроточного или непроточного увлажнения.

Переход от сообществ ассоциации Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi, расположенных на более возвышенных и сухих участках, к заболоченным кустарничково-моховым сообществам асс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae нерезкий и выражается в постепенном увеличении проективного покрытия мхов, а также увеличения роли видов-гелофитов пушиц, морошки, подбела, осоки редкоцветковой и кругловатой (рис. 4).

Синтаксономия. Были выделены 2 субассоциации.

Субасс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati (Regel 1923) stat. nov. (Табл.7, оп. 1–5, номенклатурный тип – оп. 74/03).

Синонимика. Sphagnetum empetroso–chamaemorosum Regel 1923, Betuletum nanae chamaemorosum Regel 1923.

Состав и структура. Диагностические виды – Betula nana, Salix lapponum, Eriophorum vaginatum, E. scheuchzeri. В сообществах выражен ярус из ерника и ив, в травяно-кустарничковом ярусе постоянно присутствуют пушицы и виды мезо-, гигрофильного разнотравья (Сomarum palustre, Coeloglossum viride, Veratrum lobelianum, Pedicularis sceptrum-carolinum).

На пологих склонах и на приморских террасах, при влиянии подтока воды происходит некоторое обогащение субстрата кислородом и минеральными элементами, поэтому в составе сообществ обычны амблистегиевые мхи (Limprichtia revolvens, L. cossonii, Calliergon giganteum, Sarmentypnum sarmentosum, Warnstorfia exannulata), более характерные для мезо-эвтрофных болот.

Экология и распространение. Сообщества распространены на склонах холмов прибрежного плато, в обширных ложбинах, как в западной, так и в восточной части Мурманского берега. Наиболее обычны они на участках приморских террас, где есть небольшой уклон и боковой сток воды.

Субасс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae сladonietosum (Regel 1923) stat. nov. (табл.7, оп. 6 – 9, номенклатурный тип – оп. 96/04).

Синонимика.Empetretum nigri chamaemoroso–lichenosum Regel 1923.

Состав и структура. Диагностические виды – Cladonia rangiferina, C. mitis, C. gracilis. Субассоциация включает сочетание фрагментов сообществ регулярно расположенных бугров высотой 0.5 – 0,8 м и диаметром 0.8 – 1 м и ложбин между ними. не шире 0.2–0.3 м и обычно не обводненных. Торфяной слой на таких буграх тонок (не более 10 см), а с северо-западной, обращенной к морю стороны торф на поверхности разрушен, что связано с воздействием зимних ветров.

На буграх больше, чем между ними, участие лишайников р.Cladonia и синузии Ochrolechia frigidaSphaerophorus fragilis и зеленых мхов, а в ложбинках преобладают сфагновые и зеленые мхи, а также Cetraria islandica и Cetrariella delisei. Тем не менее, сообщества отнесены к одному синтаксону, поскольку в травяно-кустарничковом ярусе как на бугорках, так и в ложбинках преобладают одни и те же виды (Andromeda polifolia, Rubus chamaemorus, Empetrum hermaphroditum).

Экология и распространение. Эти сообщества наиболее широко распространены в бессточных понижениях и неглубоких ложбинах на прибрежном плато и не характерны для склоновых участков. Очень часто они окаймляют небольшое озерко в центральной части такой бессточной депрессии.

Похожие растительные сообщества описаны для «пальза»-комплекса в горно-тундровом поясе Фенноскандии (Thannheiser, 1974) и широко распространены на северо-востоке Мурманской области (Цинзерлинг, 1935). Аналогичные сообщества («ерничково-политрихово-дикраново-хилокомиевые тундры») с выраженным бугорковато-кочковатым микрорельефом встречаются на водораздельных участках на п-ове Ямал (Телятников, 2003).

Тип сообществ Eriophorum polystachion–Sphagnum lindbergii.

Синонимика. Eriophorum polystachyum – Sphagnum lindbergii – Soz. (Kalliola, 1939).

Сообщества на берегу зарастающих озер, которые встречаются как в западной, так и в восточной части Мурманского берега. На левом берегу р. Иоканга было описано такое сообщество, окаймляющее небольшое озерко в центре плоской ложбины. Общее проективное покрытие 100%. В сплошном покрове Sphagnum lindbergii растут немногочисленные сосудистые растения (Eriophorum polystachion – 1%, Rubus chamaemorus – 1%, Andromeda polifolia – 1%). По мере удаления от воды их сменяют сообщества ассоциации Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae.

Асс. Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi Nordh. 1928 (табл. 8)

1939).

Синонимика.Scirpus austriacus – Calliergon sarmentosum – Braunmoor (Kalela, 1939), Scirpus austriacus – Grasmoor (Kalliola, 1939), Scirpus caespitosus – Trichophorum – Drepanocladus intermedius – Sos. (Nordhagen, 1943).

Состав и структура. Диагностические виды – Thalictrum alpinum, Baeothryon caepitosum, Sarmentypnum sarmentosum, Limprichtia cossonii. Низкотравные влажные луговины без кустарникового яруса, с довольно богатым и разнообразным составом видов, в котором присутствуют виды союзов Sphagno–Tomenthypnion (Salix myrsinites, Pinguicula vulgaris, Tofieldia pusilla, Campylium stellatum, Sphagnum warnstorfii), Caricion nigrae (Sarmentypnum sarmentosum), Oxycocco–Empetrion hermaphroditi (Rubus chamaemorus, Oxycoccus microcarpus), Adenostylion alliriae (Geranium sylvaticum, Trollius europaeus).

В кустарничково-травяном ярусе преобладают Festuca ovina и травянистые многолетники – Thalictrum alpinum, Astragalus subpolaris, Polygonum viviparum, Solidago lapponica, кустарнички (Andromeda polifolia, Empetrum hermaphroditum) менее обильны. Моховой ярус несомкнут, в нем обычно встречаются мхи рода Polytrichum и Hylocomium splendens.

Экология и распространение. Сообщества встречаются во влажных местообитаниях на склонах приморских террас, преимущественно в западной части района. Аналогичные низкотравные сообщества описаны в Финской Лапландии и на п-ове Рыбачий (Kalliola, 1939).

Синтаксономия. Ассоциацию отнесли к союзу Sphagno–Tomenthypnion на основании относительно большей константности его диагностических видов и особенностей занимаемых сообществами местообитаний. Его объединение с союзом Caricion davallianae Klika 1934 (Dierssen, 1992) не представляется нам целесообразным, так как Caricion davallianae включает болота богатого (ключевого) питания, распространенные, преимущественно, в Центральной Европе, а Sphagno–Tomenthypnion, который был описан в горах Швеции, объединяет склоновые болота. В сообществах обоих союзов преобладают травы, но общих видов в комбинации диагностических нет. Очевидно, они появляются на южных и западных границах распространения Sphagno–Tomenthypnion (Боч, Смагин, 1993), но вряд ли это является основанием для объединения двух союзов.

Асс. Rumici–Salicetum lapponi Dahl 1957 (табл. 9, оп.1 – 5).

Синонимика.Salix – Comarum – Ulmaria – Soz. (Kalliola, 1939), Salicetum ulmariosum alpicolum (Nordhagen, 1943), Salix – Trollius – Geranium – Soz., Salicetum geraniosum alpicolum (Nordhagen, 1943).

Состав и структура. Диагностические виды – Salix lapponum, Calamagrostis epigeios, Comarum palustre, Viola biflora. Сообщества с выраженным ярусом ив и примесью березы Черепанова. Иногда высота кустарников не выше, чем у кустарничково-травяного яруса, в котором есть диагностические виды ассоциации и союза Adenostylion alliariae (Geranium sylvaticum, Trollius europaeus). В составе сообществ также велика доля диагностических видов союза Phyllodoco–Vaccinion (Vaccinium myrtillus, Trientalis europaea, Avenela flexuosa, Pyrola minor).

Моховой ярус разреженный, чаще встречается Sanionia uncinata, очень характерно присутствие небольших синузий разнообразных гигро- и гидрофильных мхов (Paludella squarrosa, Limprichtia revolvens, Calliergon giganteum).

Экология и распространение. Разнотравные ивняки обычны вдоль речек и ручьев по всему Мурманскому берегу – на приморских террасах и склонах прибрежного плато.

Синтаксономия. Синтаксон был первоначально выделен в составе союза Lactucion alpinae (Nordh. 1943) Dahl 1987 (синоним Adenostylion alliariae Br.-Bl. 1925), в классе Betulo–Adenostyletea Br.-Bl. et R. Tx. 1943, но впоследствии перенесен в союз Salicion phylicifoliae, в классе Salicetea purpureae Moor 1958, (Dierssen 1992). На Мурманском берегу ивняки с ярусом мезофильного разнотравья флористически достаточно близки с сообществами приручьевых лугов, что является причиной не разносить их по разным союзам. Более правильным представляется первоначальное положение ассоциации.

Асс. Geranietum sylvatici Nordh. 1943 (табл. 9, оп. 6 – 10).

Синонимика. Geranium sylvaticum – Solidago virgaurea – Trollius europaeus – Viola biflora – Ass. (Fries, 1913), Trollius – Geranium Soz. (Kalliola, 1939), Geranium sylvatici alpicolum (Nordhagen, 1943).

Состав и структура.Диагностические виды – Cirsium heterophyllum, Geranium sylvaticum, Gymnocarpium dryopteris, Saussurea alpina.

Приручьевые луга с преобладанием мезофильных видов разнотравья и злаков выделяются яркой зеленью на фоне окружающих кустарничковых тундр. Иногда в сообществах есть несомкнутый кустарниковый ярус, образованный ивами. В кустарничково-травяном ярусе преобладают виды мезофильного разнотравья, встречаются диагностические виды союза Phyllodoco-Vaccinion myrtilli (Trientalis europaea, Chamaepericlymenum suecicum). На востоке Мурманского берега в сообществах становятся обильны такие арктические виды как Tanacetum bipinnatum и Hedysarum

arcticum (Цинзерлинг, 1935).

Граница между приручьевыми лугами и ивняками, очень схожими по флористическому составу, иногда весьма условна. Отличие синтаксона в менее развитом кустарниковом ярусе и доминировании видов разнотравья из диагностической группы ассоциации (табл. 11).

Экология и распространение. Сообщества встречаются вдоль ручьев, на влажных склонах приморских террас, они обычны по всему Мурманскому берегу, а также в горах Фенноскандии.

Асс. Polygono vivipari–Thalictretum alpini (Kalliola 1939) stat. nov. (табл.9, оп. 11–15, номенклатурный тип – оп. 82/03).

Состав и структура Диагностические виды – Antennaria dioica, Astragalus subpolaris, Campanula rotundifolia, Carex rupestris, Festuca ovina, Silene acaulis, Thalictrum alpinum. Низкотравные луговины со сплошным травяным покровом, в котором встречаются кустарнички. Присутствуют диагностические виды класса Carici rupestris–Kobresietea bellardii Silene acaulis и Carex rupestris. Моховой покров фрагментарный, представлен Hylocomium splendens, Dicranum spp., Ptilidium ciliare, Sanionia uncinata.

Экология и распространение. Сообщества более обычны в западной части Мурманского берега, на склонах возвышенностей Финской Лапландии, в местообитаниях с умеренным увлажнением при боковом водотоке.

Синтаксономия. Синтаксон первоначально был описан в рамках союза Potentillo–Polygonion vivipari Nordh. 1936 (Nordhagen 1936, Kalliola, 1939), который включал низкотравные луговины в горах Фенноскандии. Затем этот союз был размещен в классе Molinio–Arrhenatheretea R. Tx. 1937, порядке Arrhenatheretalia Pawl. 1928 (Dierssen, 1992). По-видимому, для отнесения описанных низкотравных лугов к классу, объединяющему мезофильные луга умеренной зоны Европы, нет оснований, поскольку в сообществах Мурманского берега отсутствуют диагностические виды класса, а сами сообщества существенно различаются по местообитаниям. Более логичным представляется первоначальное отнесение союза к классу Carici rupestris–Kobresietea bellardii (Dahl,1987).

Продромус описанных синтаксонов

Класс Honckenyo–Elymetea arenariae R. Tx. 1966

Порядок Honckenyo–Elymetalia arenariae R. Tx. 1966

Союз Honckenyo–Elymion arenariae (Fernandez-Galiano 1954) R. Tx. 1966

Асс. Honckenyo diffusae–Elymetum arenarii (Regel 1928) R. Tx. 1966

Асс. Tripleurospermo–Festucetum arenariae ass.nov.

субасс. Tripleurospermo–Festucetum arenariae subass. typicum

subass. nov.

субасс. Tripleurospermo–Festucetum arenariae caricetosum glareosae subass.nov.

Класс Asteretea tripolium Beeft. & Westh. 1962

Порядок Carici–Puccinellietalia Beeft. & Westh. 1965

Союз Caricion glareosae Nordhagen 1954

Тип сообществ Stellaria humifusa–Triglochin palustre

Класс Vaccinio–Piceetea Br.-Bl. 1939

Порядок Cladonio–Vaccinietalia K.-Lund 1967

Союз Phyllodoco–Vaccinion myrtilli Nordhagen 1936

Aсс. Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli Nordhagen 1943

Класс - ?

Порядок - ?

Союз - ?

Асс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi (Zinserling 1935) Koroleva 1994

субасс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi subass. inops

субасс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi subass. typicum

Класс Cetrario–Loiseleurietea Suzuki-Tokio et Umezu in Suzuki-Tokio 1964

Порядок Cetrario–Loiseleurietalia Suzuki-Tokio et Umezu in Suzuki-Tokio 1964

Союз Loiseleurio–Diapension (Br.-Bl., Siss. et Vlieg. 1939) Daniёls 1982

Асс. Loiseleurio–Diapensietum (Fries 1913) Nordh. 1943

субасс. Loiseleurio–Diapensietum subass. typicum

субасс. Loiseleurio–Diapensietum salicetosum nummulariae subass. nov.

Класс Salicetea herbaceae Br.-Bl. 1947

Порядок Salicetalia herbaceae Br.-Bl. 1926

Союз Cassiopо–Salicion herbaceae Nordh.1936

Асс. Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae ass.nov.

Класс Oxycocco–Sphagnetea Br.-Bl.et R. Tx. 1943

Порядок Sphagnetalia magellanici Kästner et Flössner 1933

Союз Oxycocco–Empetrion hermaphroditi Nordh. 1936

Асс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae (Regel 1923) stat.nov.

субасс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati (Regel 1923) stat. nov.

субасс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae сladonietosum (Regel 1923) stat. nov.

Тип сообществ Eriophorum polystachion–Sphagnum lindbergii

Класс Scheuchzerio–Caricetea nigrae (Nordh. 1936) R. Tx. 1937

Порядок Tofieldietalia Preising 1949

Союз Sphagno–Tomenthypnion Dahl 1956

Асс. Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi Nordh. 1928

Класс Betulo – Adenostyletea Br.-Bl. et R. Tx. 1943

Порядок Adenostyletalia Br.-Bl. 1931

Союз Adenostylion alliariae Br.-Bl. 1925

Асс. Rumici–Salicetum lapponi Dahl 1957

Асс. Geranietum sylvatici Nordh. 1943

Класс Carici rupestris–Kobresietea bellardii Ohba 1974

Порядок Kobresio–Dryadetalia Br.-Bl. 1948

Союз Potentillo–Polygonion vivipari Nordh. 1936

Асс. Polygono vivipari–Thalictretum alpini (Kalliola 1939) stat. nov.

Обсуждение

Зональные сообщества. Зональной растительностью принято считать ту естественную растительность, которая наиболее полно отражает климатические условия соответствующей природной зоны (Вальтер, Алехин, 1936) Эта растительность формируется на эуклиматопах покрытых растительностью равнинных территориях, на которых в неизмененном виде проявляется региональный климат (Walter, 1982), или на плакорах (Высоцкий, 1912). Плакорами, по определению Г.Н. Высоцкого, являются участки водоразделов со следующими основными общими чертами: 1) их повышенное положение по отношению к соседним склонам и долинам; 2) их большее увлажнение атмосферными осадками; 3) относительно большая выщелоченность их почвы и большей частью более глубокое залегание грунтовых вод. Впоследствии, Е. М. Лавренко (1947) ввел еще один признак плакорных местообитаний наличие суглинистых или глинистых почв. В. Д. Александрова (1971) поддержала использование этого признака для определения плакорных местообитаний при зональном разделении растительности Арктики, добавив к нему еще и умеренную заснеженность.

Необходимо заметить, тем не менее, что в условиях севера в принципе не совсем корректен выбор глинистых и суглинистых почв в качестве эталонов местообитаний при изучении растительности. Исследуя почвенно-геохимические условия холодно-влажных областей севера Евразии, В. О. Таргульян (1967) отмечал, что в тундровых, лесотундровых и северо-таежных плакорных ландшафтах (как и в горных их аналогах) преобладают продукты физического раздробления – глыбы, щебень и песок. «…Зрелым, отражающим специфику современных условий выветривания и почвообразования

состоянием коры выветривания в холодно-влажных областях является обломочная кора выветривания с резким преобладанием массы исходного первичного материала породы над массой новообразованных продуктов. …Суглинистые и глинистые субстраты или унаследованы от иных, более теплых периодов выветривания, или же (как чаще всего и бывает) образованы при участии процессов сортировки и переотложения рыхлого материала. Образование…суглинистых или глинистых толщ in situ в условиях холодно-влажных областей невозможно, поэтому их механический состав не может рассматриваться как функция водно-тепловых условий рассматриваемых областей». (Таргульян, 1967).

Как подчеркивает автор, такая слабая измененность коры выветривания присуща не только холодно-влажным областям, но и полярно-пустынным, тропическим и субтропическим пустынным. Свойством же тундровых, лесотундровых и северо-таежных ландшафтов холодно-влажных областей, является, во-первых, интенсивный вынос растворимых оснований, причем вне зависимости от того, является ли почва переувлажненной или хорошо дренируется. Во-вторых, специфический тип трансформации растительных остатков, который идет по пути образования двух основных форм органического вещества – кислых органогенных перегнойно-торфянистых и торфянистых почвенных горизонтов и высокоподвижных, кислых, агрессивных органических кислот, следствием чего является глубокое проникновение подвижных гумусовых веществ в минеральные горизонты.

При образовании аллохтонно-суглинистой коры выветривания в холодно-влажных областях в большинстве случаев дренаж ее толщи невозможен, что реализуется в развитии оглеенной, слабо расчлененной на горизонты и переувлажненной коры выветривания и почвы. Такая ситуация не согласуется с требованием отсутствия переувлажнения, предъявляемым к плакорным местообитаниям.

Таким образом, применение понятия «плакор» в условиях Арктики неоправданно сужено по сравнению с понятием «эуклиматоп» вследствие введения условия глинистого субстрата. При этом исчезает основное преимущество, которое дает исследователю введения понятия плакора – именно той территории, на которой растительность отражает, в основном, общеклиматические условия и «нормально» занимает большие пространства в пределах данной природной зоны (Вальтер, Алехин, 1936).

Растительный покров холодно-влажных областей большей частью формируется на моренных отложениях, которые литологически представляют собой песчаные и супесчаные наносы с большим количеством гальки, камней и валунов. При этом в биогеоценозах, в особенности тундровых, в напочвенных ярусах преобладают кустарнички, мохообразные и лишайники, которые образуют грубый опад. В результате, в условиях короткого вегетационного периода и низкой биологической активности микробоценоза почвы в тундровых биогеоценозах формируется мощный органогенный (в основном, торфянистый) горизонт, даже при низкой продуктивности и малом количестве опада тундровых фитоценозов (Ушакова и др., 2002, 2004). В этом горизонте сосредоточена основная масса корней растений (Никонов, Переверзев, 1989) и основная масса микроорганизмов и грибов (Паринкина, 1989). Фактически, в холодном гумидном климате, в пределах этого горизонта может начинаться и завершаться весь цикл преобразования органического вещества (Богатырев, 1995). При большой взаимозависимости и взаимообусловленности тундровой растительности и процессов тундрового почвообразования, очевидно, именно наличие органогенного горизонта является решающим признаком при определении зональных условий в тундрах в большей степени, чем глинистая и суглинистая почва.

На практике исследователи растительности Арктики часто отмечают, что из-за преобладания торфянистых почв состав растительности на водоразделах, сложенных суглинками и супесями, практически одинаков, и рассматривают их в одном зональном типе экотопов (Хитун, 2002, 2005).

Принимая во внимание определение зонального тундрового типа В.Д. Александровой (1977), в качестве зональных тундровых сообществ на баренцевоморском побережье можно рассматривать полидоминантные фитоценозы с преобладанием гипоарктических и арктоальпийских кустарничков, травянистых многолетников, мохообразных и лишайников в мозаичном покрове, развитые на автоморфных песчаных, супесчаных и суглинистых почвах с выраженными органогенными горизонтами, расположенные на дренированных выровненных и слабо пологих участках приморских террас и прибрежного плато. Наиболее полно соответствуют этому набору требований сообщества субассоциации Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi typicum, которые встречаются в умеренно заснеженных зимой местообитаниях на склонах и террасах прибрежного плато, а также на приморских террасах и занимают наибольшую площадь на всем баренцевоморском побережье. Эти сообщества также преобладают и в условиях горного плакора в тундровом поясе Хибин, Ловозерских гор, Монче- и Чуна-тундры.

Особенностью сообществ является высокая константность и покрытие как гипоарктических и гипоаркто-горных (Empetrum hermaphroditum, Ptilidium ciliare), так и бореальных (Pleurozium schreberi, Cladonia mitis, Cladonia rangiferina) видов кустарничков, мохообразных и лишайников. Кустарниковый ярус не выражен, а Betula nana входит в состав кустарничкового яруса. Высокие заросли ерника обычны лишь в понижениях микрорельефа, в гемихионных условиях.

Мохово-лишайниковый ярус густой, мозаичный, его мощность зависит от влажности местообитания и может достигать 7-10 см. Для него характерна высокое покрытие печеночников и преобладание лишайников рода Cladonia и Cetraria islandica. При движении вглубь полуострова их сменяют кустарничково-лишайниковые (c Cladonia stellaris) сообщества с разреженным ярусом Betula nana, которые принадлежат к ассоциации Empetro–Betuletum nanae Nordh. 1943. В этих сообществах появляется несомкнутый ярус Betula czrepanovii, и они могут рассматриваться как переходные к полосе березовых криволесий.

Принадлежность ассоциации к единицам более высокого ранга пока остается неопределенной. Очевидно, что для ее отнесение к союзу Phyllodoco–Vaccinion myrtilli, как было предложено при описании ассоциации в Хибинских горах (Koroleva, 1994), недостаточно оснований, и для уточнения синтаксономичекого положения ассоциации необходимо привлечение дополнительных данных.

Интразональные сообщества. Помимо широко распространенных на баренцевоморском побережье сообществ зонального типа, существуют интразональные и азональные сообщества, на состав и структуру которых особенности субстрата влияют в большей степени, чем климат (Вальтер, Алехин, 1936). Различают интрастенозональные (встречающиеся в одной природной зоне) и интраполизональные (присущие нескольким природным зонам, или собственно азональные) сообщества (Чернов, 1975).

Союз Honckenyo–Elymion arenariae, к которому относится растительность приморской полосы и берегового вала, и союз Caricion glareosae, включающий немногочисленные участки маршей побережья Баренцева моря, имеют циркумполярный ареал, встречаясь в как в Арктике, так и в умеренных широтах (Thannheiser, 1987, 1991). Региональная и зональная специфика может проявляться на уровне ассоциаций и субассоциаций. Сообщества ассоциации Honckenyo diffusae–Elymetum arenarii интраполизональны, так как описаны как в тундровой зоне, так и на морских побережьях Средней Европы, где сменяются сообществами с господством Ammophila arenaria. А сообщества ассоциации Tripleurospermo–Festucetum arenariae интрастенозональны, так как описаны на побережьях только в тундровой зоне. Специфика приморских сообществ исследованного района в постоянном участии арктических видов-галофитов.

Субассоциация Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi inops, сообщества которой встречены на приморских террасах – на песках и коренных обнажениях, также интразональна. Ю. Д. Цинзерлинг (1935) считает, что «чистые» вороничные сообщества на Мурманском береге являются климатическим (микроклиматическим) приморским вариантом. По-видимому, на формирование сообществ с гомогенной горизонтальной структурой и обедненным видовым составом оказывают влияние как особенности субстрата (это песчаные и моренные отложения, коренные каменистые обнажения), так и близость моря, с его постоянными сильными ветрами.

В гемихионных местообитаниях располагаются сообщества ассоциации Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli, широко распространенные на баренцевоморском побережье. В них отмечено значительное участие бореальных видов, обычных в напочвенном покрове северо-таежных лесов Vaccinium myrtillus, Chamaepericlymenum suecicum, Pleurozium schreberi (табл. 10).

При дальнейшем увеличении снежного покрова и сокращении сроков вегетации формируются довольно редкие в исследованном районе субнивальные растительные сообщества ассоциации Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae. Набор видов специфичен и включает, в основном, арктоальпийские (Salix herbacea, Oxyria digyna, Saxifraga stellaris) и гипоарктический (Veratrum lobelianum) виды, мезофиты и хионофиты. В тундровом поясе гор Мурманской области (в Хибинах, Сальных тундрах, Ловозерских горах) субнивальные сообщества более разнообразны и объединены в несколько ассоциаций нескольких союзов (Koroleva, 1994, 1999), хотя занимаемая ими площадь также очень мала. По-видимому, комплекс видов перигляциальной флоры лучше, чем на побережье, сохранился в горных районах, где нашел свой экологический оптимум в приснежных местообитаниях.

Интразональные петрофитные сообщества олигохионных и ахионных местообитаний относятся к ассоциации Loiseleurio–Diapensietum , которая была впервые описана в горных тундрах Шведской Лапландии (Fries, 1913). Тем не менее, сообщества обычны не только в тундровом поясе, но и на баренцевоморском побережье, как в западной (Kalliola, 1939), так и в восточной его части. Широкое распространение сообществ субассоциации Loiseleurio–Diapensietum typicum подчеркивает связи исследованного района с горными районами Мурманской области и Фенноскандии.

Сообщества полигональных тундр (Loiseleurio–Diapensietum subass. salicetosum nummulariae) являются интрастенозональными, поскольку встречаются только в тундровой зоне, на почвах с выраженными криогенными явлениями (вспучиванием, тиксотропией). Отнесение этих сообществ к арктическим тундрам, как было предложено Е.Г.Черновым (1953), нецелесообразно из-за их ограниченного распространения и явной субстратной приуроченности. Хотя в целом появление полигональных тундр в исследованном районе свидетельствует об усилении континентальности и суровости климата в восточной части тундровой зоны Кольского полуострова. Постоянное участие в этих сообществах Salix nummularia сближает их с восточноевропейскими тундрами.

Сообщества мезо-, гидрофильного ряда представлены синтаксонами трех союзов – Oxycocco–Empetrion hermaphroditi, Sphagno–Tomenthypnion,. Adenostylion alliariae (табл.11). Небольшие по площади мелкобугристые болота, описанные в субасс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae сladonietosum, широко распространены на всем Мурманском берегу. В Финской Лапландии описаны комплексы с мелкими буграми на склонах горной долины или бессточной ложбины и крупным бугром (буграми) в центральной ее части (Vliet-Lanoё, Seppälä, 2002). Причиной возникновения мелких бугров (туфуров) авторы считают явления криогенеза в минеральных почвенных горизонтах, при условии затрудненного дренажа и наличии бокового водотока. Такие условия создаются в исследованном районе в обширных плоских и неглубоких ложбинах, с озерками в центре, как на прибрежном плато, так и на приморских террасах.

Бугристые болота вообще характерны для тундровой и лесотундровой зоны (Городков, 1935, Александрова, 1977). Высота бугров, по мнению Б. Н. Городкова (1935), зависит от мощности торфяной залежи и глубины ее оттаивания. Крупнобугристые болота, обычные в зоне лесотундры «от Скандинавии до Енисея» (Городков, 1938) на севере постепенно замещаются мелко- и плоскобугристыми. Особенностью мелкобугристых болот Мурманского берега – преобладание зеленых мхов (Dicranum elongatum, Pleurozium schreberi, Aulacomnium turgidum) над сфагновыми, постоянное участие лишайников и сходство видового состава трав и кустарничков на буграх и в ложбинах.

В гомогенном растительном покрове травяно-моховых болот, распространенных на влажных склонах приморских террас без выраженного мелкобугристого микрорельефа (субасс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati) больше константность и покрытие травянистых гигрофитов Eriophorum vaginatum, E. scheuchzeri, Carex rotundata и C. rariflora.

Обе субассоциации интраполизональны, поскольку встречаются не только в тундровой зоне, но и в лесотундрах Кольского полуострова. Переход от плакорных кустарничковых тундр к травяно-моховым болотам часто постепенный, а сообщества экотона с участием видов как асс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi, так и субасс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati, занимают на пологих участках холмистого прибрежного плато большую площадь.

Ивняки с ярусом гигро-мезофильного разнотравья и луга в долинах ручьев Мурманского берега (aсс. RumiciSalicetum lapponi и Geranietum sylvatici) близки по составу видов с сообществами приручьевых березовых криволесий, которые, кстати, принадлежат к тому же союзу Adenostylion alliariae (табл. 11). Это также интраполизональные сообщества, «проходящие» через рядом расположенные природные зоны по своеобразным «коридорам» долин рек и ручьев.

У сообществ мезо-гигрофильного ряда наиболее богатый видовой состав (6479 видов в синтаксоне, табл. 11), это связано с наиболее благоприятными условиями питания и увлажнения местообитаний. Исключением являются, пожалуй, сообщества мелкобугристых болот, где видовой состав несколько более обеднен (5660 видов на синтаксон). Кустарничковые сообщества интразональных синтаксонов и сообщества приморских лугов занимают среднее положение в ряду видового богатства (5255 видов в синтаксоне, табл. 10). Они занимают как защищенные от воздействия зимних ветров и довольно влажные летом местообитания (асс. Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli), так и менее благоприятные, каменистые и щебнистые, бесснежные зимой, но более теплые в начале вегетационного сезона. (субасс. Loiseleurio–Diapensietum typicum), и совсем неблагоприятные местообитания на холодных тиксотропных почвах (субасс.Loiseleurio–Diapensietum.salicetosum nummulariae), и на крайних позициях на градиенте нивальности (асс. Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae).

Средний уровень видового разнообразия (44 вида в синтаксоне) в сообществах плакорных местообитаний, средних по увлажнению и заснеженности (субасс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi typicum). По-видимому, более низкий уровень видового богатства объясняется тем, что виды с широкой экологической амплитудой, преобладающие на плакорных местообитаниях, как правило, встречаются и в сообществах большинства интразональных синтаксонов, увеличивая тем самым их видовое разнообразие. Стенотопные виды интразональных синтаксонов, напротив, приурочены, в основном, к своим специфическим местообитаниям.

В группу наименьшего видового разнообразия (418 видов) попали синтаксоны наиболее специфичных субстратов участков приморских маршей, песчаных пляжей, каменистых и песчаных приморских террас (асс. Honckenyo diffusae–Elymetum arenarii, тип сообществ Stellaria humifusa–Triglochin palustre, субасс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi inops).

Тенденции изменения среднего количества видов на пробную площадь (видовое богатство фитоценозов) примерно совпадает с изменениями видового разнообразия в синтаксонах (табл. 10, 11). Наиболее разнообразен видовой состав синтаксонов мезо-гигрофильного ряда и интразональных кустарничковых сообществ олиго- и гемихионных местообитаний (асс. Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli и Loiseleurio–Diapensietum) 1925 видов на пробную площадку. Несколько ниже видовое богатство в плакорных (субасс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi typicum), в субнивальных фитоценозах и на приморских лугах 1415 видов на пробную площадку. Наименее разнообразны сообщества приморских маршей, песчаных пляжей, каменистых и песчаных приморских террас (от 4 до 7 видов на пробную площадь).

Существует несколько схем деления тундровой зоны на подзоны. Если принимать выделение в пределах тундровой зоны трех подзон – южных, типичных и арктических тундр (Городков, 1935), то тундровые сообщества Восточного Мурмана следует относить южным петрофитным тундрам, не только на основании преобладания в растительном покрове и высокой активности гипоарктогорных, гипоарктических и арктоальпийских видов, но и по составу растительности плакорных и неплакорных местообитаний. В наименее благоприятных холодных интразональных местообитаниях (субнивальных, на тиксотропных почвах) распространены сообщества (в основном, интрастенозональные), видовой состав которых свидетельствует о связях района с северными и северо-восточными тундровыми территориями (п-ов Канин, Большеземельская тундра). Наиболее благоприятные, защищенные снегом от зимних ветров интразональные местообитания заняты приручьевыми кустарниковыми сообществами и лугами, кустарничковыми сообществами с участием бореальных видов и фрагментами березовых криволесий. Особенность южных тундр баренцевоморского побережья то, что в сообществах плакора не выражен кустарниковый ярус, что связано, возможно, с недостаточно мощным снежным покровом.

Большинство описанных на востоке Мурманского берега синтаксонов встречается на побережье и возвышенностях Финской Лапландии и западной окраины п-ова Рыбачий (Кalliola, 1939). Исключение вновь описанные синтаксоны, в особенности, субасс. Loiseleurio–Diapensietum salicetosum nummulariae, которая свидетельствует о связях баренцевоморского побережья с петрофитными сообществами восточноевропейской тундры (Грибова, 1980). Некоторые из ассоциаций восточного баренцевоморского побережья широко распространены и в горах Фенноскандии (Haapasaari, 1988), что также отражает петрофитный характер тундр Восточного Мурмана, развивающихся, в основном, на обнажениях коренных пород, перекрытых моренными отложениями и элюво-делювием, и в значительно меньшей степени – на морских отложениях.

Выводы

В ландшафтах холодно-гумидных областей Евразии, где формирование глинистой и суглинистой коры выветривания невозможно in situ, наличие органогенного горизонта является решающим признаком при определении зональных условий в тундрах в большей степени, чем глинистая и суглинистая почва.

На побережье Баренцева моря на тундровом плакоре преобладают сообщества субасс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi typicum, которые располагаются в центральном положении на градиенте увлажнения, почвенного богатства и нивальности. В гемихионных интразональных местообитаниях располагаются сообщества асс. Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli и асс. Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae. Полигональные тундры, а также сообщества и группировки в олигохионных и ахионных местообитаниях представлены сообществами асс. Loiseleurio–Diapensietum. Мезо-гидрофильный ряд включает сообщества мелкобугристых болот, травяно-моховых болот, приручьевых ивняков и лугов и низкотравных влажных лугов.

Интраполизональные сообщества приморского пляжа и берегового вала принадлежат к союзу Honckenyo–Elymion arenariae. Специфика их состава в районе исследования состоит в присутствии в диагностической комбинации ассоциаций арктических видов-галофитов. Сменяющая их полоса вороничных сообществ с гомогенной горизонтальной структурой также представляет собой интразональную приморскую растительность.

Район побережья Восточного Мурмана следует относить к южным тундрам, не только на основании преобладания в растительном покрове и высокой активности гипоарктогорных, гипоарктических и гипоарктических видов, но и по составу сообществ плакорных и неплакорных местообитаний. Особенность южных тундр баренцевоморского побережья в том, что в сообществах плакора не выражен кустарниковый ярус, а также в широком распространении петрофитных кустарничково-лишайниковых сообществ.

Преобладание союзов, характерные для тундрового пояса гор и возвышенностей Фенноскандии, отражает специфику формирования растительности Мурманского берега на элювиально-делювиальных и моренных отложениях и непосредственно на обнажениях коренных пород. Состав интрастенозональных сообществ полигональных тундр в восточной части исследованного района свидетельствует о связи района Восточного Мурмана с восточноевропейскими тундрами.

Благодарности.

Я глубоко признательна бывшим и настоящим сотрудникам Полярно-альпийского ботанического сада-института Переверзеву В. Н., Урбанавичене И. Н., Дудоревой Т. А., Белкиной О. А., Бакалину В. А., Блиновой И. В. за помощь в определении мохообразных и лишайников и ценные советы. Также я очень благодарна рецензентам за внимание к моей статье.

 

Таблица 1

Ассоциация Honckenyo diffusae–Elymetum arenarii.

Association Honckenyo diffusae–Elymetum arenarii.

 

Высота над ур.моря, м

-

-

-

-

-

Конс

Площадь описания, м2

4

4

4

4

4

тант

Проективное покрытие, %: общее

75

25

15

25

5

ность

травы и кустарнички

75

10

15

25

5

 
мхи

-

25

<1

-

-

 
Число видов в описании

9

8

10

2

8

 
Местоположение

Т

Т

ДЗ

ДЗ

ДЗ

 
Номер описания табличный

1

2

3

4

5

 
авторский

2a/03

14/03

76/03

76a/03

80/03

 
Диагностические виды асс. Honckenyo diffusae–Elymetum arenarii
Leymus arenarius

4

1

2

2

1

V1-4

Honckenya oblongifolia

1

+

+

-

+

IV+-1

Mertensia maritima

+

-

1

-

-

II+-1

Диагностические виды союза Honckenyo–Elymion arenarii
Festuca arenaria

+

1

1

-

+

IV+-1

Lathyrus aleutica

2

-

-

1

+

III+-2

Conioselinum vaginatum

+

-

-

-

+

II+

Прочие виды
Rumex acetosella

+

+

+

-

+

IV+

Polytrichum piliferum

-

2

+

-

-

II+-2

Примечание.

Встречены в 1 описании с покрытием «+»: Achillea millefolium – 2, Astragalus subpolaris 4, Chamaenerion angustifolium – 2, Rhodiola rosea – 5, Oxytropis sordida 4, Solidago lapponica – 2, Tripleurospermum hookeri – 5, Calamagrostis neglecta 1, Puccinellia distans 1, Catascopium nigritum – 3, Polytrichum juniperinum 3.

Местоположение: Т – Териберка, ДЗ – Дальние Зеленцы, О – Островной.

 

Таблица 2.

Ассоциация TripleurospermoFestucetum arenariae

Association TripleurospermoFestucetum arenariae

 

субассоциация

typicum (a)

caricetosum glareosae (b)

Константность

Высота над ур.моря, м

-

-

-

-

-

-

-

-

-

     
Площадь описания, м2

4

4

4

4

4

-

-

-

-

Проективное покрытие, %: общее

100

100

75

75

100

50

50

65

100

травы и кустарнички

100

100

75

75

100

50

50

65

75

мхи

-

-

-

35

-

-

50

15

5

лишайники

-

-

-

25

-

-

1

-

-

Число видов в описании

17

18

12

17

8

15

16

18

14

Местоположение

ДЗ

ДЗ

Т

Т

Т

О

О

О

О

     
Номер описания

табличный

1

2

3

4

5

6

7

8

9

     
авторский

79/03

80/03

92b/03

18a/03

2/03

93/04

123’/04

135/04

136/04

a

b

асс.

Диагностические виды субасс. typicum
Dianthus superbus

+

+

1

1

1

-

-

-

-

V+-1

-

III+-1

Solidago lapponica

+

+

-

1

1

-

-

-

-

IV+-1

-

II+-1

Antennaria dioica

-

+

+

-

+

-

-

-

-

III+

-

II+

Диагностические виды субасс. caricetosum glareosae
Carex glareosa

-

-

-

-

-

3

+

2

1

-

4+-3

II+-3

Arctanthemum hultenii

-

-

-

-

-

+

1

1

+

-

4+-1

II+-1

Primula finmarchica

-

-

-

-

-

+

-

+

+

-

3+

II+

диагностические виды асс. TripleurospermoFestucetum arenariae
Ligusticum scoticum

-

+

1

+

+

+

1

1

+

IV+-1

4+-1

V+-1

Tripleurospermum hookeri

+

+

1

-

+

-

-

+

+

IV+-1

2+

III+-1

Rhodiola rosea

-

-

+

+

-

1

+

+

+

II+

4+-1

III+-1

Cochlearia groenlandica

+

-

1

-

-

+

-

-

2

II+-1

2+-2

II+-2

ДВ союза HonckenyoElymion arenariae
Festuca arenaria

2

+

-

-

+

3

3

3

3

III+-2

43

IV+-3

Tephroseris integrifolius

2

+

1

-

-

+

+

+

-

III+-2

3+

III+-2

Lathyrus aleutica

4

-

+

+

-

-

1

1

+

III+-4

3+-1

III+-4

Conioselinum vaginatum

+

+

-

+

-

+

1

-

-

III+

2+-1

III+-1

 
Продолжение таблицы 2
Номер описания

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

a

b

асс.

Прочие виды
Parnassia palustris

+

-

+

-

-

+

+

+

-

II+

3+

III+

Sanionia uncinata

+

-

-

3

-

1

3

2

1

II+-3

41-3

III+-3

Campanula rotundifolia

+

1

+

+

-

-

1

+

-

IV+-1

2+-1

III+-1

Cerastium glabratum

+

-

-

+

-

-

+

-

+

II+

2+-1

II+

Festuca cryophila

+

-

-

-

+

-

+

-

-

II+

1+

II+

Polygonum viviparum

-

+

-

-

+

-

-

+

-

II+

1+

II+

Allium schoenoprasum

+

-

+

-

-

+

-

1

-

II+

2+-1

II+-1

Empetrum hermaphroditum

-

+

-

-

-

-

1

+

-

I+

2+-1

II+-1

Ranunculus borealis

+

-

-

-

-

+

-

-

-

I+

1+

I+

Achillea millefolium

-

-

+

1

-

-

-

-

-

II+-1

-

I+-1

Примечание.

Встречены в 1-2 описаниях с покрытием «+», если большим, то это отмечено: Alchemilla sp. – 2, Astragalus subpolaris – 2, 7, Chamaenerion angustifolium – 2, Gentianopsis detonsa (1) – 7, Cerastium jenisejense – 9, Geranium sylvaticum – 2, Honckenya oblongifolia – 9, Mertensia maritima – 9, Potentilla anserina – 6, (3) – 10, Rhinanthus minor – 4, Rumex acetosa – 1, 2, Thalictrum alpinum – 2, Trientalis europaea – 6, Valeriana sambucifolia – 1, 3, Agrostis capillaris – 2, Avenella flexuosa – 4, Alopecurus arundinaceus (1) – 4, Hierochloe odorata – 3, Leymus arenarius – 4, 5, Bryum sp. – 6, 10, Campylium stellatum – 10, Leptobryum pyriforme – 10, Rhizomnium pseudopunctatum – 10, Tomentypnum nitens (1) – 4, Cetrariella delisei – 8, Cladonia gracilis – 8, Cladonia sp. – 4, Peltigera canina (2) – 4.

Местоположение: Т – Териберка, ДЗ – Дальние Зеленцы, О – Островной.

Оп. 80/03 – номенклатурный тип асс. TripleurospermoFestucetum arenariae и субасс. typicum

Оп. 135/04 – номенклатурный тип субасс. TripleurospermoFestucetum arenariae caricetosum glareosae

 

Таблица 3

Ассоциация Arctostaphylo (alpinae)Empetretum hermaphroditi

Association Arctostaphylo (alpinae)Empetretum hermaphroditi

 

Высота над ур.моря, м

5

15

15

5

7

10

40

3

Кон

стант

ность

 

 

Площадь описания, м2

4

4

4

4

4

4

4

4

Проективное покрытие,%: общее

95

100

100

50

100

100

100

100

травы и кустарнички

70

75

75

25

55

35

75

100

мхи

75

75

50

50

25

25

50

5

лишайники

15

<1

15

25

25

75

35

5

Число видов в описании

16

12

6

16

20

18

12

6

 
Местоположение

Т

Т

Т

ДЗ

ДЗ

ДЗ

О

О

 
Номер описания

табличный

1

2

3

4

5

6

7

8

 
авторский

16а/03

4a/03

6a/03

74/03

75/03

84/03

100/04

124/04

Диагностические виды асc. Arctostaphylo (alpinae)Empetretum hermaphroditi
Ptilidium ciliare

2

3

3

3

2

2

3

-

V2-3

Barbilophozia lycopodioides

2

+

-

+

+

+

-

-

IV+-2

Прочие виды
Empetrum hermaphroditum

5

5

4

1

4

3

3

5

V1-5

Cladonia mitis

+

-

1

2

1

2

2

+

V+-2

Pleurozium schreberi

-

+

-

-

+

+

2

-

III+-2

Cladonia rangiferina

+

-

-

1

1

-

1

1

III+-1

C. uncialis

+

+

-

-

+

-

-

+

III+

Vaccinium uliginosum

-

-

-

1

+

1

2

-

III+-2

V. vitis-idaea

-

1

1

-

-

+

+

-

III+-1

Cetraria islandica

+

-

-

+

2

1

-

-

III+-2

Dicranum majus

1

-

-

1

+

-

2

-

III+-2

D. congestum

-

5

1

-

2

-

-

-

II1-5

Betula nana

-

-

-

+

1

-

2

-

II+-2

Vaccinium myrtillus

-

2

-

-

+

+

-

-

II+-2

Carex vaginata

+

-

-

1

-

+

-

-

II+-1

Polytrichum juniperinum

-

-

-

+

+

+

-

-

II+

Orthocaulis kunzeanus

1

+

-

-

-

+

-

-

II+-1

Flavocetraria nivalis

-

+

2

-

2

-

-

-

II+-2

Примечание.

Встречены в 1-2 описании с покрытием «+», если большим, то это отмечено: Andromeda polifolia – 5, Arctous alpina – 1, 6, Salix glauca (1) – 7, S. nummularia – 5, Chamaenerion angustifolium – 1, Rubus chamaemorus (1) –7, Solidago lapponica – 1, Avenella flexuosa – 1, Festuca ovina – 1, 2, F. cryophila – 6, Carex bigelowii – 5, 7, C. vaginata – 1, Aulacomnium turgidum – 7, Dicranum angustum – 6, D. elongatum (1) – 7, Polytrichum commune – 1, Sanionia uncinata (2) – 8, Lophozia sudetica – 1, Orthocaulis floerkei – 1, Cladonia gracilis – 5, C. amaurocraea – 2, C. coccifera – 2, C. pleurota – 2, C. macroceras – 1, 4, C. stellaris – 5, 6, Cetrariella delisei – 4, 6, Ochrolechia frigida – 4, 6, Stereocaulon paschale – 4.

Местоположение: Т – Териберка, ДЗ – Дальние Зеленцы, О – Островной.

 

Таблица 4

Ассоциация Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli

Association Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli

 

Высота над ур.моря, м

15

10

10

5

Кон

стант

ность

 

 

Площадь описания, м2

4

4

4

4

Проективное покрытие, %: общее

100

95

65

100

травы и кустарнички

95

95

15

85

мхи

75

5

15

50

лишайники

<1

<1

35

15

Местоположение

Т

ДЗ

О

О

Число видов в описании

23

20

31

26

Номер описания табличный

1

2

3

4

 
авторский

12а/03

78/03

91/04

114/04

диагностические виды асс. Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli
Vaccinium myrtillus**

3

+

+

3

4+-3

Chamaepericlymenum suecicum

+

4

1

+

4+-4

Avenella flexuosa*

+

2

-

+

3+-2

диагностические виды класса Vaccinio–Piceetea
Pleurozium schreberi

4

2

+

1

4+-4

Linnaea borealis

+

+

+

-

3+

Trientalis europaea

+

+

+

-

3+

Phyllodoce caerulea

-

+

-

2

2+-2

Прочие виды
Cladonia mitis

1

+

1

+

4+-1

C. rangiferina

1

+

1

+

4+-1

C. stellaris

+

-

1

1

3+-1

Empetrum hermaphroditum

-

1

1

3

31-3

Festuca ovina

+

-

+

+

3+

Cetraria islandica

+

+

1

-

3+-1

Vaccinium vitis-idaea

3

-

1

-

21-3

Solidago lapponica

1

+

-

-

2+-1

Cladonia uncialis

-

+

+

-

2+

Peltigera scabrosa

+

-

+

-

2+

Betula nana

-

-

1

1

21

Carex bigelowii

-

+

+

-

2+

Juncus trifidus

-

-

+

+

2+

Dicranum majus

-

-

+

+

2+

Orthocaulis kunzeanus

+

-

-

+

2+

Ptilidium ciliare

-

-

+

+

2+

Примечание.

Встречены в 1 описании с покрытием «+» : Vaccinium uliginosum – 3, Bartsia alpina – 2, Campanula rotundifolia – 1, Chamaenerion angustifolium – 3, Dianthus superbus – 1, Melampyrum pratense – 1, Oxytropis sordida – 3, Pinguicula vulgaris – 2, Pyrola minor – 2, Agrostis borealis – 2, Deschampsia caespitosa – 2, Hierochloe alpina – 3, Juncus trifidus – 3, Luzula spicata – 2, Equisetum sylvaticum – 1, E. arvense – 4, Dicranum angustum – 1, D. congestum – 4, D. spadiceum – 4, Hylocomium splendens – 1, Polytrichum juniperinum – 3, P. hyperboreum – 3, Barbilophozia lycopodioides – 1, Cephalozia sp. – 1, Alectoria nigricans – 3, A. ochroleuca – 3, Cladonia coccifera – 4, C. stricta – 4, C. gracilis – 4, Flavocetraria nivalis – 3, Nephroma arcticum –1, Stereocaulon sp. – 4..

Одной звездочкой отмечены ДВ союза, двумя – класса.

Местоположение: Т – Териберка, ДЗ – Дальние Зеленцы, О – Островной.

 

Таблица 5

Ассоциация LoiseleurioDiapensietum

Association LoiseleurioDiapensietum

 

субассоциация

typicum (a)

salicetosum nummulariae (b)

Константность

Высота над ур.моря, м

25

15

50

15

45

25

15

35

35

30

25

25

 
Площадь описания, м2

4

4

4

1

4

4

4

4

4

1

1

1

     
Проективное покрытие, %: общее

100

100

100

75

75

95

100

100

85

15

75

100

травы и кустарнички

35

25

95

35

35

15

45

50

35

5

5

35

мхи

5

1

1

1

35

<1

<1

5

1

5

70

50

лишайники

95

75

35

75

35

75

100

75

65

5

15

35

Число видов в описании

13

15

21

32

22

20

26

19

12

15

26

19

Местоположение

Т

ДЗ

О

О

ДЗ

О

Т

О

О

О

О

О

     
Номер описания табличный

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

     
авторский

13а

/03

73а

/03

102

/04

113/04

85

/03

133

/04

90

/03

117

/04

118

/04

119

/04

130

/04

131

/04

a

b

асс.

Диагностические виды субасс. salicetosum nummulariae
Salix nummularia

-

-

-

-

-

-

1

1

2

2

1

1

-

V+-2

III1-2

Cetraria ericetorum

-

-

-

-

+

-

-

+

+

+

-

-

I+

III+

II+

Диагностические виды асс. LoiseleurioDiapensietum
Ochrolechia frigida

+

+

-

3

1

+

+

+

3

+

2

-

V+-3

V+-3

V+-3

Sphaerophorus fragilis

+

+

2

1

+

-

+

+

3

1

1

1

V+-2

V+-3

V+-3

Loiseleuria procumbens

+

+

-

+

+

+

+

-

-

-

+

-

V+

II+

III+

Hierochloё alpina

-

-

+

+

+

-

+

+

+

+

-

-

III+

IV+

III+

Gymnomitrion corallioides

-

-

+

-

-

1

-

-

1

-

4

-

II+-1

II1-4

II+-4

Диагностические виды союза LoiseleurioDiapension
Flavocetraria nivalis

3

2

1

3

1

5

4

1

+

1

+

3

V1-5

V+-4

V+-5

Diapensia lapponica

+

+

-

+

+

+

+

-

-

-

+

+

V+

III+

IV+

Thamnolia vermicularis

-

-

+

+

+

+

+

+

+

-

-

+

IV+

IV+

IV+

Alectoria nigricans

-

+

-

+

1

+

1

-

-

1

+

-

IV+-1

III+-1

III+-1

A. ochroleuca

-

-

-

2

1

+

1

-

-

1

+

1

III+-2

IV+-1

III+-2

Flavocetraria cucullata

-

-

-

+

-

-

+

3

-

-

-

1

I+

III+-3

II+-3

Bryocaulon divergens

-

-

-

+

-

1

1

-

-

-

1

-

II+-1

II1

II+-1

 
Продолжение таблицы 5
Номер описания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

a

b

асс.

Прочие виды
Betula nana

1

+

1

1

-

1

1

+

+

-

+

1

V+-1

V+-1

V+-1

Empetrum hermaphroditum

-

+

3

3

2

1

+

2

-

1

+

3

V+-3

V+-3

V+-3

Arctous alpinа

-

+

1

2

-

1

1

1

-

2

+

1

IV+-2

V+-2

IV+-2

Oxytropis sordida

-

-

+

+

+

+

+

+

+

+

-

-

IV+

IV+

IV+

Cladonia mitis

2

2

-

1

1

1

1

1

-

-

+

1

V1-2

IV+-1

IV+-2

Vaccinium vitis-idaea

-

-

+

+

-

+

+

+

+

-

-

+

III+

IV+

III+

Cladonia rangiferina

1

1

+

+

-

+

1

+

-

-

-

1

V+-1

III+-1

III+-1

C. uncialis

1

-

1

+

2

-

+

-

+

-

+

-

IV+-2

III+

III+-2

Cetraria islandica

+

+

2

1

-

1

-

1

-

-

-

-

V+-2

I1

III+-2

Carex bigelowii

3

+

-

-

-

-

+

-

-

-

-

-

II+-3

I+

II+-3

Oncophorus virens

1

1

-

-

-

+

-

-

-

-

+

1

III+-1

II+-1

II+-1

Dicranum angustum

-

-

1

1

-

-

-

1

-

1

-

1

II1

III1

II1

Festuca ovina

-

-

+

-

+

+

-

-

-

-

+

-

III+

I+

II+

Ptilidium ciliare

+

-

1

+

-

-

+

-

-

-

-

-

III+-1

I+

II+-1

Vaccinium uliginosum

-

-

-

-

1

-

+

-

-

-

-

1

I1

II+-1

II+-1

Racomitrium lanuginosum

-

-

-

-

3

-

-

-

-

-

1

1

I3

II1

II1-3

Cladonia amaurocraea

-

-

+

-

-

-

+

-

-

-

+

-

I+

II+

II+

Juncus trifidus

-

+

-

-

-

+

+

1

-

-

-

-

II+

II+-1

II+-1

Cetraria muricata

-

-

-

+

-

-

-

-

-

+

+

-

I+

II+

II+

Dicranum elongatum

-

-

-

-

-

-

+

-

-

-

+

1

-

III+-1

II+-1

Примечание.

Встречены в 1-2 описании с покрытием «+», если большим, то это отмечено: Salix arctica – 10, Phyllodoce caerulea – 3, Campanula rotundifolia – 3, Carex vaginata – 5, Equisetum arvense – 3, Dicranum congestum – 4, D. spadiceum – 12, D. majus – 3, Polytrichum juniperinum – 4, P. piliferum – 11, Cephalozia bicuspidata – 6, Orthocaulis kunzeanus – 7, Cetraria aculeata – 5, Cetrariella delisei – 5, Cladonia stellaris – 8, C. subfurcata – 5, C. macroceras – 4, 11, C. gracilis – 4, 11, C. pyxidata – 11, Ochrolechia upsalescens – 4, Parmelia omphalodes – 4, 10, Pseudephebe pubescens – 4, Psoroma hypnorum (1) – 11, Siphula ceratites – 5, Sphaerophorus globosus – 4, Solorina crocea – 1, 11, Stereocaulon paschale – 4, 11, Umbilicaria proboscidea – 4, 10.

Местоположение: Т – Териберка, ДЗ – Дальние Зеленцы, О - Островной

Оп. 130/04 – номенклатурный тип субасс. LoiseleurioDiapensietum salicetosum nummulariae

 

Таблица 6

Ассоциация Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae

Association Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae

 

Высота над ур.моря, м

25

15

5

100

20

40

Конс

тант

ность

 

 

Площадь описания, м2

1

1

4

-

-

-

Проективное покрытие, %: общее

75

50

75

-

-

-

травы и кустарнички

75

50

50

-

-

-

мхи

35

50

75

-

-

-

лишайники

5

<1

<1

-

-

-

Местоположение

О

О

О

Z

Z

Z

Число видов в описании

23

12

16

6

10

16

Номер описания табличный

1

2

3

4

5

6

 
авторский

116/04

127/04

140/04

L25-z

L24a-z

L24b-z

Диагностические виды асс. Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae
Salix herbacea*

+

3

3

+

+

+

V+-3

Veratrum lobelianum

+

+

+

+

-

+

V+

Phleum alpinum

1

+

+

-

-

+

III+-1

Диагностические виды союза Cassiopo–Salicion herbaceae
Sibbaldia procumbens

1

-

-

-

-

+

I+-1

Omalotheca supina

+

-

-

-

-

+

I+

Диагностические виды cоюза Saxifrago stellaris–Oxyrion digynae
Oxyria digyna

-

-

+

+

+

+

IV+

Saxifraga stellaris

-

-

-

+

+

+

III+

Прочие виды
Ranunculus pygmaeus

-

-

-

+

+

+

III+

R. borealis

-

-

-

-

+

+

II+

Rumex acetosa

+

-

+

-

-

-

II+

Saxifraga rivularis

-

-

+

-

-

+

II+

Cerastium sp.

-

-

-

-

+

+

II+

Solidago lapponica

1

+

-

-

-

-

II+-1

Veronica alpina

-

-

-

+

+

 

II+

Avenella flexuosa

3

1

-

-

-

-

II1-3

Trisetum spicatum

-

-

-

-

+

+

II+

Dicranum congestum

3

-

+

-

-

-

II+-3

Sanionia uncinata

-

-

1

-

-

+

II+-1

Diplophyllum taxifolium

-

+

+

-

-

-

II+

Lophozia longiflora

+

-

+

-

-

-

II+

Cetrariella delisei

-

+

+

-

-

-

II+

Примечание.

Встречены в 1 описании с покрытием «+», если большим, то это отмечено: Empetrum hermaphroditum – 1, Loiseleuria procumbens – 1, Saxifraga cespitosa – 3, S. nivalis – 3, Vaccinium myrtillus – 1, Chamaepericlymenum suecicum – 1, Polygonum viviparum – 5, Agrostis borealis – 5, Juncus trifidus – 1, Luzula sp. – 2, Athyrium distentifolium – 3, Diphasiastrum alpinum – 1, Dicranum angustum (1) 3, D. majus – 1, Kiaeria starkei (1) – 1, K. blyttii – 1, K. glacialis – 2, Limprichtia cossonii (3) – 2, Polytrichastrum norvegicum - 6, Racomitrium microcarpum (1) – 2, Sphagnum girgensohnii 3, Cephаlozia bicuspidata – 3, Lophozia sudetica – 1, Orthocaulis kunzeanus – 1, Pleurocladula albescens – 2, Ptilidium ciliare – 6, Cetraria islandica – 1, Cladonia maxima – 1, C. sp. – 1, C. coccifera – 2.

 

Продолжение таблицы 6.

Звездочкой отмечен диагностический вид союза Cassiopo–Salicion herbaceae.

Местоположение: Т – Териберка, ДЗ – Дальние Зеленцы, О – Островной, Z – описания Ю.Д.Цинзерлинга (1935): L24а-z – склоны оврага р. Бориска, L24b-z – склоны со снежниками у Летнего Лумбовского погоста, L 25-z – склоны оврага к р. Западная.

Оп. 140/04 – номенклатурный тип асс.

 

Таблица 7

Ассоциация Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae

Association Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae

 

субассоциация

eriophoretosum vaginati (a)

cladonietosum (b)

Константность

Высота над ур.моря, м

15

15

25

25

25

10

25

5

15

     
Площадь описания, м2

4

2

4

4

4

4

4

2

1

     
Проективное покрытие,%: общее

100

100

100

100

100

100

100

100

100

     
кустарники

-

35

10

-

-

5

25

3

-

     
травы и кустарнички

95

50

75

15

35

75

45

100

15

     
мхи

15

75

100

50

95

35

45

75

5

     
лишайники

-

-

-

<1

-

25

35

35

75

     
Число видов в описании

19

18

14

19

24

34

28

19

17

     
Местоположение

О

О

Т

ДЗ

Т

О

О

О

О

     
Номер описания

табличный

1

2

3

4

5

6

7

8

9

     
авторский

115/04

111/04

9a/03

74/03

22a/03

92/04

96/04

105/04

103b/04

a

b

асс.

Диагностические виды субасс. eriophoretosum vaginati
Betula nana

-

1

2

+

1

1

3

-

-

IV+-2

21-3

III+-3

Salix lapponum

2

3

-

1

+

1

-

1

-

IV+-3

21

III+-3

Eriophorum vaginatum

3

-

1

+

1

-

-

+

-

IV+-3

1+

III+-3

E. scheuchzeri

-

-

1

+

+

-

+

-

-

III+-1

1+

III+-1

Диагностические виды субасс. сladonietosum
Cladonia rangiferina

-

-

-

-

-

+

+

1

2

-

4+-2

II+-2

C. mitis

-

-

-

-

-

+

+

1

2

-

4+-2

II+-2

C. gracilis

-

-

-

-

-

+

+

+

-

-

3+

II+

Диагностические виды асс. Rubo chamaemori – Caricetum rariflorae
Rubus chamaemorus*

+

+

2

1

1

1

2

2

1

V+-2

41-2

V+-2

Carex rariflora

1

+

-

1

2

+

1

-

+

IV+-2

3+-1

IV+-2

Andromeda polifolia

1

3

-

-

+

1

+

+

1

III+-3

4+-1

IV+-3

Прочие виды
Empetrum hermaphroditum

4

+

2

+

+

2

2

3

1

V+-4

41-3

V+-4

Vaccinium uliginosum

2

1

3

1

-

2

+

1

1

IV1-3

4+-2

IV+-3

Продолжение таблицы 7
Номер описания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

a

b

асс.

V. vitis-idaea

-

-

+

-

-

-

-

1

+

I+

2+-1

II+-1

Ledum palustre

-

+

-

-

-

-

1

+

-

I+

2+-1

II+-1

Eriophorum polystachion

-

1

-

-

+

-

-

-

+

II+-1

1+

II+-1

Carex bigelowii

+

-

-

-

+

-

-

-

+

II+

1+

II+

C. vaginata

+

-

+

-

-

+

-

-

-

II+

1+

II+

C. rotundata

1

+

-

-

1

1

-

-

-

III+-1

11

II+-1

Dicranum spadiceum

2

2

-

-

-

-

1

3

-

II2

21-3

II1-3

Sphagnum russowii

2

-

4

-

-

-

1

1

-

II2-4

21

II1-4

Polytrichum commune

-

-

1

+

-

-

1

-

-

II+-1

11

II+-1

Lophozia longiflora

-

-

-

1

+

+

+

+

-

II+-1

3+

III+-1

Cephalozia bicuspidata

-

-

+

+

-

+

+

-

-

II+

2+

III+

Pleurozium schreberi

1

-

-

-

-

-

2

2

2

I1

32

II1-2

Orthocaulis kunzeanus

+

-

-

-

-

+

+

-

-

I+

2+

II+

O. binsteadii

1

-

-

-

-

+

+

+

-

I1

3+

II+-1

Примечание.

Встречены в 1-2 описании с покрытием «+», если большим, то это отмечено: Ledum palustre (1) – 2, Oxycoccus microcarpus – 3, Vaccinium myrtillus – 7, 9, Comarum palustre – 2, Corallorrhiza trifida – 2, Drosera anglica – 5, Pedicularis lapponica – 1, 5, Pinguicula vulgaris – 2, 5, Polygonum viviparum – 5, Trientalis europaea – 5, Veratrum lobelianum – 1, Carex lanceolata – 5, C. chordorrhiza 4, C. capillaris – 5, Festuca ovina (1) – 9, Calamagrostis lapponica – 1, 6, Juncus trifidus (3) – 3, 6, Eriophorum russeolum – 9, Luzula frigida – 7, Huperzia selago – 1, Aulacomnium palustre – 6, Calliergon stramineum – 6, Dicranum elongatum (1) – 1, 8, Hylocomium splendens (1) – 7, (3) – 9, Kiaeria glacialis – 4, 6, K. blyttii – 7, Limprichtia cossonii – 4, L. revolvens – 2, 6, Sarmentypnum sarmentosum – 3, (1) – 2, Sphagnum warnstorfii – 4, S. angustifolium (1) – 6, 9, S. capillifolium – 6, S. flexuosum – 1, S. squarrosum (1) – 2, S. lindbergii (2) – 5, S. girgensohnii (1) – 7, Warnstorfia exannulata (1) – 6, Rhizomnium pseudopunctatum – 6, Calypogeia neesiana – 7, Cephalozia leucantha – 6, Harpanthus flotovianus – 5, 6, Mylia anomala – 6, Odonthoschizma elongatum – 2, Orthocaulis floerkei – 6, Scapania irrigua (1) – 2, 5, Tritomaria quinquedentata – 4, 5, Cetraria islandica (3) – 6, Cetrariella delisei (1) – 4, Cladonia macroceras – 4, C. amaurocraea – 9, C. stellaris (1) – 6, C. stygia – 7, Flavocetraria cucullata – 7, Nephroma arcticum (1) – 6, 8, Ochrolechia frigida (2) – 4, 9, Sphaerophorus globosus (1) – 9, Stereocaulon paschale – 4, Thamnolia vermicularis – 9.

Звездочкой обозначен ДВ союза Oxycocco–Empetrion hermaphroditi.

Местоположение: Т – Териберка, ДЗ – Дальние Зеленцы, О – Островной.

Оп. 96/04 – номенклатурный тип асс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae и субасс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae cladonietosum,

Оп. 74/03 – номенклатурный тип субасс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati

 

Таблица 8

Асоциация Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi

Association Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi

 

Высота над ур.моря, м

10

12

20

20

 

50

 

Конс

Площадь описания, м2

4

4

4

4

4

4

4

тант

Проективное покрытие,%: общее

100

100

100

100

70

100

75

ность

кустарники

1

5

-

-

-

 

<1

 
травы и кустарнички

75

100

35

50

35

75

50

 
мхи

35

50

100

100

35

75

25

 
лишайники

-

-

-

-

-

 

-

 
Число видов в описании

21

19

23

21

       
Местоположение

ДЗ

ДЗ

Т

Т

О

Т

ДЗ

 
Номер описания

табличный

1

2

3

4

5

6

7

 
авторский

83/03

86/03

92/03

92a/03

98/04

23a/03

84а/03

 
Диагностические виды асс. Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi
Baeothryon caepitosum

2

2

2

2

5

1

1

V1-5

Limprichtia cossonii

1

3

+

1

2

+

+

V+-3

Sarmentypnum sarmentosum

2

1

1

1

2

-

2

V1-2

Thalictrum alpinum

2

2

+

1

-

-

-

III+-2

Диагностические виды союза Sphagno–Tomenthypnion
Pinguicula vulgaris

+

+

-

+

+

-

-

III+

Saussurea alpina

+

+

+

-

-

-

-

III+

Tofieldia pusilla

+

+

-

-

+

-

-

III+

Sphagnum warnstorfii

-

-

1

1

-

1

1

III1

Campylium stellatum

-

+

+

-

-

-

-

II+

Прочие виды
Empetrum hermaphroditum

-

+

3

1

-

+

+

IV+-3

Vaccinium uliginosum

1

-

1

1

+

1

-

IV+-1

Andromeda polifolia

+

+

2

-

+

-

-

III+-1

Geranium sylvaticum

-

-

+

+

-

-

+

III+

Trollius europaeus

-

+

+

-

-

-

+

III+

Anthoxanthum alpinum

-

+

-

+

-

+

-

III+

Dactylorchiza maculata

-

+

-

-

-

+

+

III+

Carex bigelowii

-

1

1

-

-

-

+

III+-1

C. atrata

-

+

-

+

-

+

-

III+

Eriophorum vaginatum

+

-

-

-

-

+

+

III+

Polygonum viviparum

1

-

-

+

-

+

-

III+-1

Cephalozia bicuspidata

+

-

+

+

+

-

-

III+

Lophozia longiflora

+

-

+

1

+

-

-

III+-1

Rubus chamaemorus

-

+

1

-

-

-

-

II+-1

Примечание.

Встречены в 1-2 описании с покрытием «+», если большим, то это отмечено: Betula nana – 2, 3, Calluna vulgaris – 5, Salix myrsinites – 1, (1) – 2, S. lapponum – 2 , S. hastata (1) – 5, S. lanata – 7, S. phylicifolia – 6, Vaccinium vitis-idaea – 1, (1) – 3, Allium schoenoprasum – 1, Chamaenerion angustifolium – 2, 4, Coeloglossum viride – 6, Geum rivale – 7, Pedicularis verticillata – 5, P. lapponica – 5, 6, Omalotheca norvegica – 6, Parnassia palustris – 2, Rhinanthus minor – 1, Solidago lapponica – 1, 3, Triglochin palustre – 7, Trientalis europaea – 6, Eriophorum polystachion – 2, 5, Carex rotundata – 2, 6, C. rariflora – 4, 7, C. lanceolata – 6, C. pauciflora – 3, C. capillaris (1) – 2, C. parallela – 2,

Продолжение таблицы 8

C. adelostoma – 2, C. vaginata – 6, Deschampsia caespitosa – 1, Nardus stricta – 2, Equisetum palustre (1) – 5, E. sylvaticum – 1, Selaginella selaginoides – 2, 6, Ceratodon purpureus – 5, Fissidens osmundoides – 3, Limprichtia revolvens – 3, Pohlia sp. – 5, Polytrichum commune – 2, 1, Sanionia uncinata (2) – 6, Sphagnum girgensohnii – 4, S. compactum – 4, S. fimbriatum – 4, Gymnocolea inflata – 4, Gymnomitrion corallioides – 5, Harpanthus flotovianus – 1, 5, Orthocaulis floerkei – 6, Saccobasis polita – 3, 2, Scapania hyperborea – 4, Tritomaria quinquedentata – 1, 3, Cladonia chlorophaea – 2, C. rangiferina – 2, C. subfurcata – 2.

Местоположение: Т – Териберка, ДЗ – Дальние Зеленцы, О – Островной

 

Таблица 9

Ассоциации: Rumici–Salicetum lapponi, Geranietum sylvatici, Polygono vivipariThalictretum alpini

Associations Rumici–Salicetum lapponi, Geranietum sylvatici, Polygono vivipariThalictretum alpini

 

Союз

Adenostylion alliariae

Potentillo–Polygonion vivipari

Константность

Ассоциация

RumiciSalicetum lapponi (a)

Geranietum sylvatici (b)

Polygono vivipariThalictretum alpini (c)

 
Высота над ур.моря, м

5

10

15

100

15

10

50

150

10

25

100

10

10

10

10

     
Площадь описания, м2

4

4

4

25

4

4

4

4

4

4

4

25

25

4

25

     
Проективное покрытие,%: общее

100

100

100

100

100

85

85

100

100

100

35

25

100

100

95

     
кустарники

35

10

75

100

35

<1

<1

<1

<1

5

5

-

-

-

-

     
травы и кустарнички

75

100

15

15

95

85

85

85

100

100

35

15

100

100

95

     
мхи

15

<1

15

75

5

3

15

-

25

5

<1

5

50

25

15

     
лишайники

-

-

<1

-

-

-

-

-

<1

-

-

5

-

-

<1

     
Число видов в описании

33

22

30

13

25

25

22

17

21

19

27

12

17

19

18

     
Местоположение

О

О

О

О

ДЗ

О

Т

О

О

Т

О

ДЗ

ДЗ

ДЗ

ДЗ

 
Номер описания

табличный

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

 
авторский

138

/04

125

/04

112

/04

104

/04

72

/03

134

/04

22b/03

107/04

141/04

27a

/03

97

/04

76a

/03

77

/03

81

/03

82

/03

a

b

c

Диагностические виды асс. RumiciSalicetum lapponi
Salix lapponum

1

1

1

4

2

+

+

-

-

-

-

-

-

-

-

V1-4

II+

-

Calamagrostis epigeios

+

+

+

+

1

+

-

-

-

-

-

-

-

-

-

V+-1

I+

-

Comarum palustre

+

+

-

+

+

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

IV+

-

-

Viola biflora

+

+

-

+

-

-

-

-

-

-

-

-

+

-

-

III+

-

I+

Диагностические виды асс. Geranietum sylvatici
Geranium sylvaticum

-

-

-

-

-

1

1

4

1

1

+

-

-

+

-

-

V1-4

II+

Cirsium heterophyllum

-

1

-

+

-

-

2

1

-

+

-

-

-

-

-

II+-1

III+-2

-

Saussurea alpina

-

-

-

-

-

-

+

+

-

+

-

-

+

-

-

-

III+

I+

Gymnocarpium dryopteris

-

-

-

-

-

-

2

+

-

2

-

-

-

-

-

-

III+-2

-

Диагностические виды асс. Polygono vivipariThalictretum alpini
Festuca ovina

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

+

2

3

1

1

-

-

V+-3

Astragalus subpolaris

-

-

+

-

-

-

-

-

-

-

+

-

1

+

+

I+

-

IV+-1

Продолжение таблицы 9
Номер описания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

a

b

c

Antennaria dioica

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

+

-

-

+

2

-

-

III+-2

Campanula rotundifolia

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

+

-

-

+

+

-

-

III+

Thaictrum alpinum

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

+

-

+

+

-

-

III+

Silene acaulis

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

2

-

+

-

-

II+-2

Carex rupestris

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

1

-

3

-

-

II1-3

Диагностические виды союза Adenostylion alliariae
Veratrum lobelianum

1

+

+

+

-

+

-

1

+

-

-

-

-

-

-

IV+-1

III+-1

-

Salix lanata

1

1

3

-

-

+

+

+

-

-

-

-

-

-

-

III1-3

III+

-

Sanionia uncinata

+

-

2

-

3

1

2

-

-

2

-

-

-

-

-

III+-3

III1-2

-

Rumex acetosa

+

1

-

-

-

1

-

-

-

-

-

-

-

-

-

II+-1

I1

-

Angelica archangelica

+

+

-

-

-

1

-

-

-

-

-

-

-

-

-

II+

I1

-

Polygonum viviparum

+

-

-

-

+

-

+

-

1

+

-

-

+

+

+

II+

III+-1

III+

Solidago lapponica

1

+

1

-

-

+

-

1

-

+

1

-

-

+

+

III+-1

III+-1

III+-1

Trollius europaeus

+

-

-

+

-

-

1

-

1

-

1

-

-

-

-

II+

II1

I1

Anthoxanthum alpinum

-

-

-

-

-

-

+

-

-

+

1

-

-

-

-

-

II+

I1

Диагностические виды союза PhyllodocoVaccinion myrtilli
Trientalis europaea

+

+

+

-

-

+

2

+

-

-

-

-

-

-

-

III+

III+-2

-

Chamaepericlymenum suecicum

3

-

-

-

1

+

-

1

-

+

-

-

-

-

-

II1-3

III+-1

-

Avenela flexuosa

-

-

+

-

2

+

-

-

+

+

-

-

-

-

-

II+-2

III+

-

Vaccinium myrtillus

-

-

+

-

-

-

-

+

-

2

-

-

-

-

-

I+

II+-2

-

Прочие виды
Empetrum hermaphroditum

1

-

1

-

+

-

-

-

2

-

-

+

-

+

+

III+-1

I2

III+

Salix phylicifolia

1

-

3

-

-

-

-

+

1

-

1

-

-

-

-

II1-3

II+-1

I1

Pyrola minor

-

-

+

-

+

-

-

-

+

-

1

-

-

-

-

II+

I+

I1

Bartsia alpina

+

-

-

-

-

-

+

-

1

-

1

-

1

-

-

I+

II+-1

II1

Chamaenerion angustifolium

+

-

+

-

-

+

-

2

-

-

-

-

-

+

-

II+

II+-2

I+

Allium schoenoprasum

+

+

-

-

-

+

-

-

-

-

1

-

-

+

-

II+

I+

II+-1

Coeloglossum viride

-

-

-

-

+

-

+

-

+

-

-

-

+

-

-

I+

II+

I+

Carex rariflora

-

-

-

2

-

-

-

-

+

-

-

-

1

-

+

I2

I+

II+-1

Equisetum arvense

+

+

-

-

-

+

-

-

1

-

1

-

-

-

-

II+

II+-1

II

Hylocomium splendens

1

-

+

-

-

+

-

-

-

-

-

-

4

-

-

II+-1

I+

I4

Продолжение таблицы 9
Номер описания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

a

b

c

Vaccinium vitis-idaea

+

-

-

-

-

-

-

-

+

-

-

-

-

+

-

I+

I+

I+

Rubus arcticus

+

-

-

-

-

-

-

+

-

-

+

-

-

-

-

I+

I+

I+

Cephalozia bicuspidata

-

+

-

-

-

-

+

-

-

-

-

-

+

-

-

I+

I+

I+

Lophozia longiflora

-

-

+

-

-

-

-

-

+

-

-

-

+

-

-

I+

I+

I+

Oxytropis sordida

-

-

+

-

-

-

-

-

-

-

+

+

-

-

-

I+

-

II+

Betula pubescens

-

-

1

+

-

+

-

-

-

-

-

-

-

-

-

II+-1

I+

-

Ranunculus borealis

+

-

-

-

-

-

-

+

-

+

-

-

-

-

-

I+

II+

-

Barbilophozia lycopodioides

-

-

+

-

-

-

-

-

+

+

-

-

-

-

-

I+

II+

-

Pedicularis verticillata

-

-

-

-

-

+

-

-

+

-

+

-

-

-

-

-

II+

I+

Parnassia palustris

-

-

-

-

-

-

-

-

+

-

+

-

-

-

+

-

I+

II+

Betula nana

-

-

1

2

1

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

III1-2

-

-

Примечание.

Встречены в 1-2 описании с покрытием «+», если большим, то это отмечено: Andromeda polifolia – 11, 5, Arctous alpina – 3, 12, Calluna vulgaris (1) – 11, Phyllodoce caerulea – 7, Salix herbacea – 1, S. hastata – 11, S. myrsinites (2) – 5, 13, S. nummularia – 3, Vaccinium uliginosum – 5, 13, Achillea millefolium – 14, Alchemilla sp. – 15, Caltha palustris – 2, 4, Cicerbita alpina – 10, 7, Coralorrhiza trifida – 3, Dactylorhiza maculata – 10, 7, Epilobium hornemannii – 2, Filipendula ulmaria 2, Geum rivale (1) – 2, Hieracium sp. – 11, 10, Listera cordata – 7, Melampyrum sylvaticum – 8, Omalotheca norvegica – 7, O. supina – 7, Oxyria digyna – 13, Pedicularis sceptrum-carolinum – 5, 11, Petasites frigidus – 2, Pinguicula vulgaris – 11, 9, Pyrola rotundifolia – 7, Rhinantus minor – 14, Rhodiola rosea – 1, 6, Rubus saxatilis – 14, R. chamaemorus – 4, Rumex acetosa – 8, Senecio nemorensis – 2, Stellaria nemorum – 8, Taraxacum croceum – 7, Veronica spicata – 11, Viola montana – 11, V. palustris – 2, V. epipsila – 14, V. biflora – 7, Baeothryon caespitosum – 1, Eriophorum polystachion – 5, Agrostis tenuis – 14, A. borealis – 1, Hierochloe odorata – 11, Phleum alpinum – 8, Carex canescens – 1, C. bigelowii – 6, 12, C. adelostoma – 1, C. aquatilis (2) – 2, C. rotundata – 5, C. recta – 2, C. chordorrhiza – 5, Juncus trifidus – 3, 9, Luzula spicata – 9, 5, L. pilosa – 1, 3, Athyrium distentifolium (1) – 10, Botrychium lunaria – 14, Diphasiastrum alpinum – 12, Equisetum sylvaticum – 10, E. palustre – 11, E. fluviatile – 4, Huperzia selago – 13, 9, Selaginella selaginoides – 14, 15, Calliergon giganteum – 5, Dicranum majus – 3, (1) – 13, D. angustum (1) – 15, Limprichtia revolvens – 5, Paludella squarrosa – 5, Polytrichum norvegicum – 12, P. piliferum – 12, 15, P. juniperinum – 1, P. strictum – 3, Sphagnum russowii (1) – 1, S. warnstorfii – 5, Marchantia alpestris – 9, Ptilidium ciliare (1) – 13, Tritomaria quinquedentata – 10, Cetraria ericetorum – 3, C. islandica (1) – 12, Cladonia rangiferina (1) – 3, C. uncialis – 2, C. mitis – 12, C. macroceras – 15, C. pocillum – 15, Flavocetraria nivalis – 3, 12, Lobaria linita – 6, Nephroma arcticum – 6, Peltigera canina – 6, P. retifoleata – 6, Stereocaulon paschale – 3.

Местоположение: Т – Териберка, ДЗ – Дальние Зеленцы, О – Островной.

Оп. 82/03 – номенклатурный тип асс. Polygono vivipari–Thalictretum alpini

 

Таблица 10

Синоптическая таблица кустарничковых сообществ

 

союз

Loiseleurio–Diapension

 

Phyllodoco–Vaccinion myrtilli

Cassiopo–Salicion herbaceae

ассоциация

Loiseleurio–Diapensietum

Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi

Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli

Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae

субассоциация

salicetosum nummulariae

typicum

Число видов в синтаксоне

50

54

46

55

52

Среднее число видов

20

21

14

25

14

ДВ субасс. salicetosum nummulariae
Salix nummularia

V+-2

-

I+

-

-

Cetraria ericetorum

III+

I+

-

-

-

ДВ асс. Loiseleurio–Diapensietum
Loiseleuria procumbens

II+

V+

-

-

-

Ochrolechia frigida

V+-3

V+-3

I+

-

-

Sphaerophorus fragilis

V+-3

V+-2

-

-

-

Hierochloё alpina

IV+

III+

-

1+

-

Oncophorus virens

II+-1

III-1

-

-

-

ДВ союза Loiseleurio–Diapension
Thamnolia vermicularis

IV+

IV+

-

-

-

Alectoria ochroleuca

IV+-1

III+-2

-

1+

-

A. nigricans

III+-1

IV+-1

-

1+

-

Flavocetraria nivalis

V+-4

V1-5

II+-2

1+

-

Gymnomitrion corallioides

II1-4

II+-1

-

-

-

Diapensia lapponica

III+

V+

-

-

-

Flavocetraria cucullata

III+-3

I+

-

-

-

Bryocaulon divergens

II1

II+-1

-

-

-

ДВ асс. Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi
Ptilidium ciliare

I+

III+-1

V2-3

2+

I+

Barbilophozia lycopodioides

-

-

IV+-2

I+

-

ДВ аcc. Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli
Vaccinium myrtillus

-

-

II+-2

4+-3

I+

Продолжение таблицы 10
союз

Loiseleurio–Diapension

 

Phyllodoco–Vaccinion myrtilli

Cassiopo–Salicion herbaceae

ассоциация

Loiseleurio–Diapensietum

Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi

Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli

Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae

субассоциация

salicetosum nummulariae

typicum

Chamaepericlymenum suecicum

-

-

-

4+-4

I+

Avenella flexuosa

-

-

I+

3+-2

II1-3

ДВ союза Phyllodoco–Vaccinion и класса VaccinioPiceetea
Pleurozium schreberi

-

-

III+-2

4+-4

-

Linnaea borealis

-

-

-

3+

-

Trientalis europaea

-

-

-

3+

-

Phyllodoce caerulea

-

 

-

2+-2

-

ДВ асс. Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae
Salix herbacea

-

-

-

-

V1-3

Veratrum lobelianum

-

-

-

-

V+

Phleum alpinum

-

-

-

-

III+-1

Sibbaldia procumbens

-

-

-

-

I1

Gnaphalium supinum

-

-

-

-

I+

ДВ союза Saxifrago stellaris–Oxyrion digynae
Oxyria digyna

-

-

-

-

IV+

Saxifraga stellaris        

III+

Прочие виды
Betula nana

V+-1

V+-1

II+-2

21

-

Empetrum hermaphroditum

V+-3

V+-3

V1-5

31-3

I+

Arctous alpina

V+-2

IV+-2

I+

-

-

Cladonia mitis

IV+-2

V1-2

V+-2

4+-1

-

Vaccinium vitis-idaea

IV+

III+

III+-1

21-3

-

Cetraria islandica

I1

V+-2

III+-2

3+-1

I+

Oxytropis sordida

IV+

IV+

-

1+

-

Cladonia rangiferina

III+-1

V+-1

III+-1

4+-1

-

C. uncialis

III+

IV+-2

III+

2+

-

           
Продолжение таблицы 10
союз

Loiseleurio–Diapension

 

Phyllodoco–Vaccinion myrtilli

Cassiopo–Salicion herbaceae

ассоциация

Loiseleurio–Diapensietum

Arctostaphylo (alpinae)–Empetretum hermaphroditi

Phyllodoco–Vaccinietum myrtilli

Veratro lobeliani–Salicetum herbaceae

субассоциация

salicetosum nummulariae

typicum

Solidago lapponica

-

-

-

2+-1

II+-1

Vaccinium uliginosum

II+-1

I1

III+-2

1+

-

Carex bigelowii

I+

II+-3

I+

2+

-

Carex vaginata

-

I+

II+-1

-

-

Festuca ovina

I+

III+

I+

3+

-

Juncus trifidus

II+-1

II+

-

2+

I+

Dicranum angustum

III1

II1

I+

1+

I+

D. congestum

-

I+

II1-5

1+

II+-3

D. elongatum

III+-1

-

I+

-

-

D. majus

-

I+

III+-2

2+

I+

D. spadiceum

I+

-

-

1+

-

Polytrichum juniperunum

-

I+

II+

1+

-

Racomitrium lanuginosum

II1

I3

-

-

-

Orthocaulis kunzeanus

I+

-

II+-1

2+

I+

Cladonia amaurocraea

II+

I+

I+

-

-

C. coccifera

-

-

I+

1+

I+

C. stellaris

I+

-

I+

3+-1

-

C. gracilis

I+

-

I+

2+

-

C. macroceras

I+

I+

I+

-

-

C. muricata

II+

I+

-

-

-

Cetrariella delisei

-

I+

I+

-

II+

Stereocaulon paschale

I+

I+

I+

1+

-

Таблица 11

Синоптическая таблица сообществ болот, влажных лугов и приручьевых ивняков

 

союз

Adenostylion alliariae

Potentillo–Polygonion vivipari

Oxycocco–Empetrion hermaphroditi

Sphagno–Tomenthypnion

ассоциация, субассоциация

Rumici– Salicetum lapponi

Geranietum sylvatici

Polygono vivipari–Thalictretum alpini

Rubo chamaemori– Caricetum rariflorae cladonietosum.

Rubo chamaemori– Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati

Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi

Число видов в синтаксоне

79

64

67

56

60

78

Среднее число видов

25

21

19

19

25

19

Диагностические виды асс. Rumici–Salicetum lapponi
Salix lapponum

V1-4

II+

-

21

IV+-3

I+-1

Calamagrostis epigeios

V+-1

I+

-

-

I+

-

Comarum palustre

IV+

-

-

-

-

-

Viola biflora

III+

-

I+

-

-

-

Диагностические виды асс. Geranietum sylvatici
Geranium sylvaticum

-

V1-4

II+

-

-

III+

Cirsium heterophyllum

II+-1

III+-2

-

-

-

-

Saussurea alpina

-

III+

I+

-

-

III+

Gymnocarpium dryopteris

-

III+-2

-

-

-

-

Диагностические виды асс. Polygono vivipari–Thalictretum alpini
Festuca ovina

+

-

V+-3

-

-

-

Astragalus subpolaris

+

-

IV+-1

-

-

-

Antennaria dioica

+

-

III+-2

-

-

-

Campanula rotundifolia

+

-

III+

-

-

-

Thaictrum alpinum

-

-

III+

-

-

III+-2

Carex rupestris

-

-

II1-3

-

-

-

Silene acaulis

-

-

II+-2

-

-

-

Диагностические виды союза Adenostylion alliariae
Veratrum lobelianum

IV+-1

III+-1

-

-

I+

-

Sanionia uncinata

III+-3

III1-2

-

-

-

I2

Продолжение таблицы 11
союз

Adenostylion alliariae

Potentillo–Polygonion vivipari

Oxycocco–Empetrion hermaphroditi

Sphagno–Tomenthypnion

ассоциация, субассоциация

Rumici– Salicetum lapponi

Geranietum sylvatici

Polygono vivipari–Thalictretum alpini

Rubo chamaemori– Caricetum rariflorae cladonietosum.

Rubo chamaemori– Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati

Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi

Salix lanata

III1-3

III+

-

-

-

I+

Solidago lapponica

III+-1

III+-1

III+-1

-

-

II+

Polygonum viviparum

II+

III+-1

III+

-

I+

III+-1

Trollius europaeus

II+

II1

I1

-

-

III+

Rumex acetosa

II+-1

I1

-

-

-

-

Angelica archangelica

II+

I1

-

-

-

-

Anthoxanthum alpinum

-

II+

-

-

-

III+

Диагностические виды субасс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae cladonietosum
Cladonia rangiferina

I1

-

-

4+-2

-

I+

C. mitis

-

-

I+

4+-2

-

-

C. gracilis

-

-

-

3+

-

-

Диагностические виды субасс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati
Betula nana

III1-2

-

-

21-3

IV+-2

II+

Eriophorum vaginatum

-

-

-

1+

IV+-3

III+

E. scheuchzeri

-

-

-

1+

III+-3

 
Диагностические виды асс. Rubo chamaemori–Caricetum rariflorae
Rubus chamaemorus

-

-

-

41-2

V+-2

II+-1

Andromeda polifolia

-

-

-

4+-1

III+-3

III+-1

Carex rariflora

I2

I+

II+-1

3+-1

IV+-2

II+

Диагностические виды асс. Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi
Baeothryon caespitosum

I2

-

-

-

-

V1-5

Limprichtia cossonii

I+

-

-

-

I+

V+-3

Sarmentypnum sarmentosum

-

-

-

-

II+-1

V1-2

Диагностические виды союза Sphagno–Tomenthypnion
Продолжение таблицы 11
союз

Adenostylion alliariae

Potentillo–Polygonion vivipari

Oxycocco–Empetrion hermaphroditi

Sphagno–Tomenthypnion

ассоциация, субассоциация

Rumici– Salicetum lapponi

Geranietum sylvatici

Polygono vivipari–Thalictretum alpini

Rubo chamaemori– Caricetum rariflorae cladonietosum.

Rubo chamaemori– Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati

Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi

Pinguicula vulgaris

-

I+

I+

-

II+

III+

Tofieldia pusilla

-

-

-

-

-

III+

Sphagnum warnstorfii

I+

-

-

-

I+

III1

Campylium stellatum

-

-

-

-

-

II+

Диагностические виды союза Phyllodoco–Vaccinion myrtilli
Trientalis europaea

III+

III+-2

-

-

I+

I+

Avenella flexuosa

II+-2

III+

-

-

-

-

Chamaepericlymenum suecicum

II1-3

III+-1

-

-

-

-

Vaccinium myrtillus

I+

II+-2

-

2+

-

-

Pyrola minor

II+

I+

I1

-

-

-

Прочие виды
Empetrum hermaphroditum

III+-1

I2

III+

4+-3

V+-4

IV+-3

Vaccinium uliginosum

I+

 

I+

4+-2

IV1-3

IV+-1

Lophozia longiflora

I+

I+

I+

3+

II+-1

III+-1

Cephalozia bicuspidata

I+

I+

I+

2+

II+

III+

Carex bigelowii

-

I+

I+

1+

II+

III+-1

Vaccinium vitis-idaea

I+

I+

-

2+-1

I+

II+-1

Allium schoenoprasum

II+

I+

II+-1

-

-

I+

Carex rotundata

I+

-

-

11

III+-1

II+

Chamaenerion angustifolium II+

II+-2

I+

-

-

II+

Coeloglossum viride

I+

II+

I+

-

-

I+

Juncus trifidus

I+

I+

-

1+

I3

-

Salix phylicifolia

II1-3

II+-1

I1

-

-

I+

Продолжение таблицы 11
союз

Adenostylion alliariae

Potentillo–Polygonion vivipari

Oxycocco–Empetrion hermaphroditi

Sphagno–Tomenthypnion

ассоциация, субассоциация

Rumici– Salicetum lapponi

Geranietum sylvatici

Polygono vivipari–Thalictretum alpini

Rubo chamaemori– Caricetum rariflorae cladonietosum.

Rubo chamaemori– Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati

Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi

Hylocomium splendens

II+-1

I+

I4

-

II1-3

-

Limprichtia revolvens

I+

-

-

1+

I+

I+

Bartsia alpina

I+

II+-1

II1

-

-

-

Carex vaginata

-

-

-

1+

II+

I+

Equisetum arvense

II+

II+-1

II

-

-

-

Rubus arcticus

I+

I+

I+

-

-

-

Huperzia selago

-

I+

I+

-

I+

-

Tritomaria quinquedentata

-

I+

-

-

II+

I+

Polytrichum commune

-

-

-

11

II+-1

II+

Stereocaulon paschale

I+

   

1+

I+

 
Eriophorum polystachion

-

-

-

1+

II+-1

II+

Sphagnum russowii

I1

-

-

21

II2-4

-

Betula pubescens

II+-1

I+

-

-

-

-

Dactylorhiza maculata

-

II+

-

-

-

III+

Ledum palustre

-

-

-

2+-1

I+

-

Parnassia palustris

-

I+

II+

-

-

I+

Pedicularis verticillata

-

II+

I+

-

-

I+

Pedicularis. lapponica  

-

-

-

II+

II+

Ranunculus borealis

I+

II+

-

-

-

-

Selaginella selaginoides

-

-

II+

-

-

II+

Dicranum spadiceum

-

-

-

21-3

II2

-

Pleurozium schreberi

-

-

-

32

I1

-

Barbilophozia lycopodioides

I+

II+

-

-

-

-

Gymnocolea inflata

-

-

-

-

-

II+

Harpanthus flotovianus

-

-

-

1+

I+

I+

продолжение таблицы 11
союз

Adenostylion alliariae

Potentillo–Polygonion vivipari

Oxycocco–Empetrion hermaphroditi

Sphagno–Tomenthypnion

ассоциация, субассоциация

Rumici– Salicetum lapponi

Geranietum sylvatici

Polygono vivipari–Thalictretum alpini

Rubo chamaemori– Caricetum rariflorae cladonietosum.

Rubo chamaemori– Caricetum rariflorae eriophoretosum vaginati

Drepanoclado revolventis–Trichophoretum cespitosi

Orthocaulis kunzeanus

-

-

-

2+

I+

-

O. binsteadii

-

-

-

3+

I1

-

Cetraria islandica

-

-

I+

2+-3

-

-

Nephroma arcticum

-

I+

-

2+-1

-

-

Carex atrata

-

-

-

-

-

III+

Scapania irrigua

-

-

-

-

II+

-

Список литературы

Александрова В. Д. 1971. Принципы зонального деления растительности Арктики // Бот. журн. Т. 56. С. 3–21.

Александрова В. Д. 1977. Геоботаническое районирование Арктики и Антарктики Л. 189 с.

Андреев B. Н. 1932. Типы тундр запада Большой Земли // Тр. Бот. Музея АН СССР. Вып. XXV. С. 121–268.

Боч М. С., Смагин В. А. 1993. Флора и растительность болот северо-запада России и принципы их охраны // Тр. Бот. ин-та им. В. Л.Комарова. СПб. 223 с.

Богатырев Л. Г. 1995. Генезис лесных подстилок в различных природных зонах европейской части России //Лесоведение. № 4. С. 311.

Бреслина И. П. 1987. Растения и водоплавающие птицы морских островов Кольской Субарктики. Л. 199 с.

Вальтер Г., Алехин В.В. 1936. Основы ботанической географии. М., Биомедгиз. С. 352370.

Высоцкий Г.Н. 1912. Лесные культуры степных опытных лесничеств с 1893 по 1907. Труды по лесному опытному делу. Вып. XII. //Избранные труды. 1960. М. Сельхозгиз. С. 108111.

Географический словарь Мурманской области. 1996. Мурманск. 184 с.

Рихтер Г.Д. 1958. Физико-географическое описание // Геология СССР, Т. 27.(Мурманская область. Часть 1. Геологическое описание). М. С. 20-41. (всего 713 с.)

Городков Б. Н. 1935. Растительность тундровой зоны СССР. М., Л. 142 с.

Городков Б. Н. 1938. Растительность Арктики и горных тундр СССР // Растительность СССР. М., Л. С. 297354.

Грибова С. А. 1980. Тундры // Растительность европейской части СССР. Л., Наука. С. 2970.

Игнатов М. С., Афонина О. М. 1992. Список мхов территории бывшего СССР // Arctoa. Т. 1. № 12. С. 187.

Карта растительности Европейской части СССР. Масштаб 1:2 500 000. М. 1975 г.

Константинова Н. А., Потемкин А.Д., Шляков Р.Н. 1992. Список печеночников и антоцеротовых территории бывшего СССР // Arctoa Т. 1. № 12. С. 87–27.

Королева Н. Е. 1999. Обзор растительных сообществ северного побережья Белого моря в устье реки Варзуги (Терский берег, Кольский полуостров) // Бот.журнал. Т. 84 №10. С.87–94

Кулюгина Е. Е. 2004. Флора и растительность песчаных обнажений Припечерских тундр: Автореф. дисс.канд.биол.наук. Сыктывкар. 26 с.

Лавренко Е. М. 1947. Принципы геоботанического районирования // Геоботаническое районирование СССР.

Матвеева Н. В. 1998. Зональность в растительном покрове Арктики. СПб. 220 с.

Паринкина О. М. 1989. Микрофлора тундровых почв. Л., Наука. 159 с.

Переверзев В. Н. 2001. Почвы тундр Северной Фенноскандии. Апатиты. С. 60–79.

Пожиленко В. И. 2002. Геологический очерк // Пожиленко В. И., Гавриленко Б. В., Жиров Д. В., Жабин С. В. Геология рудных районов Мурманской области. Апатиты. С. 28–76. (всего 360 с.)

Таргульян В.О. 1967. Почвенно-геохимическое разделение холодно-влажных областей севера Евразии // Растительность лесотундры и пути ее освоения. Л., Наука. С. 1319.

Телятников М. Ю. 2003. Растительность типичных тундр полуострова Ямал. Новосибирск. 123 с.

Ушакова Г. И., Шмакова Н. Ю., Королева Н. Е. 2002. Влияние условий местообитания на структуру и продуктивность растительных сообществ горной тундры Хибин // Бюлл. МОИП, отд. биол. Т. 107. Вып. 6. C. 4148.

Ушакова Г. И., Шмакова Н. Ю., Королева Н. Е. 2004. Влияние видового состава и структуры фитомассы растительных сообществ на накопление углерода в горных и предгорных биогеоценозах Хибин (Мурманская область) // Бюллетень МОИП. Т. 109. Вып .2. С. 5765.

Хитун О. В. 2002. Внутриландшафтная структура флоры низовьев реки Тиникяха (северные гипоарктические тундры, Гыданский полуостров) // Бот.журнал Т.67. № 8. С. 124.

Хитун О. В. Зональная и экотопологическая дифференциация флоры центральной части западносибирской Анктики (Гыданский и Тазовский полуострова). Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. биол. наук. СПб. 27 с.

Цинзерлинг Ю. Д. 1934. География растительного покрова северо-запада Европейской части СССР. Л., изд-во АН СССР. 378 с.

Цинзерлинг Ю. Д. 1935. Материалы по растительности северо-востока Кольского полуострова. М. – Л., изд-во АН СССР. 162 с.

Черепанов С. К. 1995. Сосудистые растения России и сопредельных государств. СПб. 990 c.

Чернов Е. Г. 1953. Карта растительности Кольского полуострова в масштабе 1:1 000 000 с пояснительным текстом: Дисс. на соиск. уч. ст. канд. биол. наук. Кировск. 274 с.

Чернов Ю. И. Природная зональность и животный мир суши. М. 1975. 222 с.

Яковлев Б. А. 1961. Климат Мурманской области. Мурманск. 180 с

Ahti T., Hämet-Ahti L., Jalas I. 1968. Vegetation zones and their sections in northernmost Europe // Ann. Bot. Fenn. V. 5. P. 169211.

Barkman J. J., Moravec J. J. & Rauschert S. 1986. Code of phytosociological nomenclature. 2nd. ed. // Vegetatio. Vol. 67. N 77. P. 145195.

Bliss L. 1997. Arctic ecosystems of North America // F.E.Wielgolaski (ed.) Polar and Alpine tundra. V. 3. Elsevier, Amsterdam. P. 551683.

Brotherus V., Saelan T. 1890. Musci Lapponiae Kolaensis // Ann. Soc. Zool. Bot. Fenn. Vol. 6. N 4. 100 p.

CAVM Team. 2003. Circumpolar Arctic Vegetation Map. Scale 1:7.500.000. Conservation of Arctic Flora and Fauna (CAFF) Map No. 1. U.S. Fish and Wildlife service, Anchorage, Alaska.

Dahl E. 1957. Rondane – mountain vegetation in South Norway and its relation to the environment // Scr. Norske Vidensk. Acad. I Mat.  Naturv. Kl. 1956(3), Oslo. 374 p.

Dahl E. 1987. Alpine-subalpine plant communities of South Scandinavia // Phytocoenologia Vol. 15. N 4. P. 455484.

Daniels F. J. A. 1982. Vegetation of the Angmassalik District, Southeast Greenland, IV. Shrub, dwarf shrub and terricolous lichens // Meddr Grőnl., Biosci. N 10. 78 p.

Dierssen K. 1982. Die wichtigsten Pflanzengesellschaften der Moore NW-Europas // Conserv. Jard. bot. Genève, Publ. hors-séries. N 6. 382 p.

Dierssen K. 1992. Zur Synsystematik nordeuropäeischen Vegetationstypen. 1. Alpine Vegetation und floristisch verwandte Vegetationseinheiten tieferen Lagen sowie der Arktis // Ber. Reinh. Tüxen-Ges. Bd. 4. S. 191226.

Elvebakk A. 1985.  Higher phytosociological syntaxa on Svalbard and their use in subdivision of the Arctic // Nord. J. Bot. N 5. P. 273284.

Fries T. C. E. 1913. Botanische Untersuchungen im nőrdlichsten Sweden // Vetensk. och Praktiska Unders. i Lapland. 361 p.

Haapasaari M. 1988. The oligotrophic heath vegetation of northern Fennoscandia and its zonation // Acta Bot. Fenn. Vol. 135. 219 pp.

Hadač E. 1989. Notes on Plant Communities of Spitsbergen // Folia Geobotanica et Phytotaxonomica. N 24(2). S. 131169.

Hämet-Ahti L. 1963. Zonation of the mountain birch forests in northernmost Fennoscandia // Ann. Bot. Soc. ‘Vanamo’ Vol. 34(4). 128 p.

Kalela A. 1939. Über Wiesen and wiesenartige Pflanzengesellschaften auf der Fischerhalbinsel in Petsamo Lappland // Acta Forest. Fenn. N 48(2). S. 1523.

Kalliola R. 1939. Pflanzensoziologische Untersuchungen in der alpinen Stufe Finnisch Lapplands // Ann. Bot. Soc. Zool.  Bot. ‘Vanamo’ N 14. S. 1321.

Kihlman A. 1890. Pflanzenbiologische Studien aus Russisch Lappland // Acta Soc. Pro Fauna et Flora Fennica. B. VI. N 3. S. 1280.

Koroleva N. E. 1994. Phytosociological survey of the tundra vegetation of the Kola Peninsula, Russia // Journ. of Vegetation Science. N 5. Р. 803812.

Koroleva, N. E. 1999. Snow-bed plant communities of the Lapland Nature Reserve

(Murmansk Region, Russia) // Chemosphere (CHEGLO). Is. ¼. P. 429437.

Möller I. 2000. Pflanzensociologische und vegetationsokologische Studien in Nordwestspitsbergen // Mitt. der Geogr. Ges. in Hamburg. Bd.90. 202 s.

Nordhagen R. 1966. Botaniske jakttagelser I Finnmark 19301939. Ekskursjoner på Magerőya eg Sőrőya (Summary: Botanical observations in Finnmark 19301939. Excursions on Magerőy and Sőrőy) // Ann Bot. Fenn. Vol. 3. P. 319332.

Polunin N. 1951. The real Arctic: suggestion for its delimitation, subdivision and characterization // Jorn. of Ecol. N 39. P. 308315.

Regel K. 1923. Die Pflanzendecke der Halbinsel Kola // Memories de la faculte des sciences de l’universite de Lithuanie, Tail 2 Lapponia Ponoensis, 1922. 206 p.

Santesson R 1993. The lichens and lichenicolous fungi of Sweden and Norway. Lund. 240 p.

Sasse E. 1988. Die Vegetation der Seemarschen Mittelnorwegens // // Mitt. der Geogr. Ges. in Hamburg. Bd. 78. S. 53170.

Thannheiser D. 1974. Beobachtungen zur Küstenvegetation der Varanger-Halbinsel (Nord-Norvegen) // Polarforschung. N 2. S. 148160.

Thannheiser D. 1987. Vergleichende ökologische Studien an der Küstenvegetation am Nordatlantik // Berliner geographische Studien. Bd. 25. S. 285299.

Thannheiser D. 1991. Die Küstenvegetation der arktischen und borealen Zone // Berl. Reinh. Tüxen-Ges. Hannover. Bd. 3. S. 2142.

Tuhkanen S. 1986. Delimitation of climatic-phytogeographical regions at the high-latitude area // Nordia. N. 20. P. 105112.

Van Vliet-Lanoё B., Seppälä M.. 2002. Stratigraphy, age and formation of peaty earth hummocks (pounus), Finnish Lapland // The Holocene. N 12, 2. P. 187199.

Westhoff V., Maarel E., van der. 1973. The Braun-Blanquet approach // Handbook of Vegetation Science, V. Ordination and classification of communities. The Hague. P. 617626.